Рафаэлло картинка: D1 80 d0 b0 d1 84 d0 b0 d1 8d d0 bb d0 bb d0 be картинки, стоковые фото D1 80 d0 b0 d1 84 d0 b0 d1 8d d0 bb d0 bb d0 be

Содержание

Рафаэль Санти — 184 произведения

Рафаэ́ль Са́нти (итал. Raffaello Santi, Raffaello Sanzio, Rafael, Raffael da Urbino, Rafaelo; 26 или 28 марта, или 6 апреля 1483, Урбино — 6 апреля 1520, Рим) — великий итальянский живописец, график и архитектор, представитель умбрийской школы.

Рафаэль рано потерял родителей. Мать, Марджи Чарла, умерла в 1491, а отец, Джованни Санти, умер в 1494.
Отец был художником и поэтом при дворе герцога Урбинского, и первый опыт художника Рафаэль получил в мастерской отца. Самая ранняя работа — фреска «Мадонна с младенцем», до сих пор находящаяся в доме-музее.

К числу первых работ относятся «Хоругвь с изображением Святой Троицы» (около 1499—1500) и алтарный образ «Коронование св. Николы из Толентино» (1500—1501) для церкви Сант-Агостино в Читта ди Кастелло.

В 1501 году Рафаэль приходит в мастерскую Пьетро Перуджино в Перудже, поэтому ранние работы выполнены в стиле Перуджино.

В это время он часто уезжает из Перуджи домой в Урбино, в Читта ди Кастелло, совместно с Пинтуриккьо посещает Сиену, выполняет ряд работ по заказам из Читта ди Кастелло и Перуджи.

В 1502 году появляется первая рафаэлевская мадонна — «Мадонна Солли», мадонн Рафаэль будет писать всю жизнь.

Первые картины, написанные не на религиозную тематику — «Сон рыцаря» и «Три грации» (обе — около 1504).

Постепенно Рафаэль вырабатывает свой стиль и создаёт первые шедевры — «Обручение Девы Марии Иосифу» (1504), «Коронование Марии» (около 1504) для алтаря Одди.

Помимо крупных алтарных полотен пишет небольшие картины: «Мадонна Конестабиле» (1502—1504), «Святой Георгий, поражающий дракона» (около 1504—1505) и портреты — «Портрет Пьетро Бембо» (1504—1506).

В 1504 году в Урбино знакомится с Бальдассаром Кастильоне.

В конце 1504 года переезжает во Флоренцию. Здесь он знакомится с Леонардо да Винчи, Микеланджело, Бартоломео делла Порта и многими другими флорентийскими мастерами. Тщательно изучает технику живописи Леонардо да Винчи, Микеланджело. Сохранился рисунок Рафаэля с утраченной картины Леонардо да Винчи «Леда и лебедь» и рисунок со «Св. Матфеем» Микеланджело. «…те приемы, которые он увидел в работах Леонардо и Микеланджело, заставили его работать ещё упорнее, чтобы извлекать из них невиданную пользу для своего искусства и своей манеры.»

Первый заказ во Флоренции поступает от Аньоло Дони на портреты его и жены, последний написан Рафаэлем под явным впечатлением от «Джоконды». Именно для Аньоло Дони Микела́нджело Буонарро́ти в это время создаёт тондо «Мадонна Дони».

Рафаэль пишет алтарные полотна «Мадонна на троне с Иоанном Крестителем и Николаем из Бари» (около 1505), «Положение во гроб» (1507) и портреты — «Дама с единорогом» (около 1506—1507).

В 1507 году знакомится с Браманте.

Популярность Рафаэля постоянно растёт, он получает много заказов на образы святых — «Святое семейство со св. Елизаветой и Иоанном Крестителем» (около 1506—1507). «Святое Семейство (Мадонна с безбородым Иосифом)» (1505—1507), «Св. Екатерина Александрийская» (около 1507—1508).

Во Флоренции Рафаэль создал около 20 Мадонн. Хотя сюжеты стандартны: Мадонна либо держит Младенца на руках, либо он играет рядом с Иоанном Крестителем, все мадонны индивидуальны и отличаются особой материнской прелестью (по-видимому, ранняя смерть матери оставила глубокий след в душе Рафаэля).

Растущая слава Рафаэля приводит к росту заказов на мадонн, он создаёт «Мадонну Грандука» (1505), «Мадонну с гвоздиками» (около 1506), «Мадонну под балдахином» (1506—1508). К лучшим произведениям этого периода относятся «Мадонна Террануова» (1504—1505), «Мадонна с щегленком» (1506), «Мадонна с Младенцем и Иоанном Крестителем („Прекрасная садовница“)» (1507—1508).

Во второй половине 1508 года Рафаэль переезжает в Рим (там он проведёт всю оставшуюся жизнь) и становится при содействии Браманте официальным художником папского двора. Ему поручено расписать фресками Станцу делла Сеньятура. Для этой станцы Рафаэль пишет фрески, отражающие четыре вида интеллектуальной деятельности человека: богословие, юриспруденцию, поэзию и философию — «Диспута» (1508—1509), «Мудрость, Умеренность и Сила» (1511), и самые выдающиеся «Парнас» (1509—1510) и «Афинскую школу» (1510—1511).

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →


ещё …

Ferrero потерял правовую защиту торговой марки Raffaello на Украине: Экономика: Lenta.ru

Итальянский производитель конфет Ferrero 19 января потерял правовую защиту одной из своих торговых марок Raffaello. Высший Хозяйственный суд Украины постановил, что на территории страны международная регистрация этого товарного знака недействительна, пишет газета «Коммерсант-Украина».

Согласно данному решению, другие производители получают право использовать при оформлении своей продукции изображение белой круглой конфеты. В частности, это касается российской компании «Ландрин», ранее неоднократно судившейся с итальянским концерном за право присутствовать на Украине.

Товарный знак Raffaello был зарегистрирован Госдепартаментом интеллектуальной собственности Украины в 2004 году, тогда как компания «Ландрин» начала поставлять свою продукцию на несколько лет позже.

Как пишет газета, высший Хозяйственный суд Украины подтвердил решение Киевского апелляционного хозсуда, которое было принято 1 ноября 2010 года. Тогда суд постановил, что Ferrero лишается правовой охраны товарного знака Raffaello.

Аналогичное постановление вступило в силу и в ряде других стран, например, в Австрии, Испании, Великобритании и Швеции. Соответствующее решение объяснялось тем, что «правомерность регистрации в качестве объемной торговой марки реалистичного изображения конфеты достаточно спорна». Тем не менее некоторые страны, среди которых Франция, Германия, Грузия, Латвия, Бельгия, Греция и Россия признали торговый знак Raffaello.

Как отмечает издание, представители Ferrero намерены обжаловать данное решение. Компания собирается обратиться в антимонопольное ведомство.

Ранее компания Ferrero выиграла суд у «Ландрин» в России и в странах Балтии. Российская компания не может на территории этих стран производить и продавать конфеты в обертке, похожей на торговую марку Raffaello.

В октябре 2010 года стало известно, что Арбитражный суд Москвы признал исключительные права на дизайн конфет Ferrero Rocher. Тогда суд потребовал от фабрики «Победа» изменить упаковку конфет «Победа вкуса. Трюфели вкуса мокка с марципаном», которая была похоже на Ferrero Rocher.

Рафаэль Санти. картины рафаэля, Рафаэль живопись. Все картины художника

Живопись Рафаэля Санти

Все картины Рафаэля – яркое отражение его тонкой натуры. С ранних лет он был наделен закаленным трудолюбием и стремлением к духовной и чистой красоте. Поэтому в своих работах неустанно передавал чарующие формы высоких замыслов. Возможно, поэтому под кистью мастера родилось такое огромное количество произведений, которые передают совершенство окружающего мира и его идеалы. Наверное, никто из художников эпохи Возрождения так мастерски и глубоко не оживлял сюжеты своих картин. Вспомнить хотя бы настоящий шедевр искусства того времени «Сикстинскую мадонну». Незыблемо и желанно перед зрителем возникает образ неповторимого, чудесного видения. Оно будто спускается с синеватой глубины небес и окутывает окружающих своим величественным и благородным золотистым сиянием. Мария спускается торжественно и смело, держа на руках своего младенца. Такие картины Рафаэля – яркое отражение его возвышенных чувств и чистых искренних эмоций. Монументальные формы, четкие силуэты, уравновешенная композиция – в этом весь автор, его стремления к высоким идеалам и совершенству.

На своих полотнах мастер заново влюблялся в женскую красоту, изящное величие и нежное очарование героинь. Не зря он, как минимум, два своих произведения «Три грации» и «Амур и грации» посвятил прекрасным богиням римской мифологии – древнегреческим харитам. Их мягкие формы и насыщенные линии воплотили самое радостное, доброе и светлое начало всей жизни. Рафаэль неустанно черпал от них вдохновение. Целенаправленно он изображал богинь обнаженными, чтобы приблизить каждого зрителя к девственной и нежной природе высокого искусства. Возможно, поэтому в остальных работах художника ярко отображена божественная сила, чувственная красота, неразрывно связанная с идеалами окружающего мира.

Текст: Ksusha Kors

Биография

Эпоха Высокого Возрождения в Италии дала миру великих художников: Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэля, Тициана. Каждый из них в своём творчестве воплотил дух и идеалы эпохи. В творчестве Леонардо ярко отразилась познавательная целеустремлённость, в работах – Микеланджело – пафос и драматизм борьбы за великое совершенство, у Тициана – жизнерадостное свободомыслие, Рафаэль воспевает чувства красоты и гармонии.

Рафаэль (точнее Рафаэлло Санти) родился 6 апреля 1483 года (по другим данным 28 марта 1483 года) в семье придворного художника и поэта герцога Урбинского Джованни Санти в городе Урбино. Отец Рафаэля был человеком образованным и именно он привил своему сыну любовь к искусству. И первые уроки живописи Рафаэль получил от своего отца.

Когда Рафаэлю было 8 лет, умерла его мать, а в 11 лет после смерти отца он остался сиротой.

Город Урбино, в котором родился и вырос Рафаэль, в середине ХV – блестящий художественный центр, очаг гуманистической культуры Италии. Юный художник мог знакомиться с замечательными произведениями искусств в церквах и дворцах г. Урбино, а благотворная атмосфера красоты и искусства будила воображение, мечты, воспитывала художественный вкус. Биографы и исследователи творчества Рафаэля предполагают, что следующие 5-6 лет он обучался живописи у посредственных урбинских мастеров Эванджелиста ди Пьяндимелето и Тимотео Вити.

В 1500 году Рафаэль Санти переезжает в Перуджу, чтобы продолжить своё образование в мастерской самого крупного умбрийского живописца Пьетро Перуджино (Ваннуччи). Художественная манера Перуджино созерцательная и лиричная была близка. Первые художественные композиции были исполнены Рафаэлем в 17-19 лет «Три грации», «Сон рыцаря» и знаменитая «Мадонна Конестабиле». Лирическому таланту Рафаэля тема мадонны особенно близка и не случайно она останется одной из главных в его творчестве.

Мадонны Рафаэля, как правило, изображены на фоне пейзажей, их лица дышат спокойствием и любовью.

В перуджинский период живописец создает первую монументальную композицию для церкви – «Обручение Марии», знаменующую новый этап в его творчестве. В 1504 году Рафаэль переезжает во Флоренцию. Во Флоренции он прожил четыре года, изредка выезжая в Урбино, Перуджу, Болонью. Во Флоренции художник приобщается к художественным идеалам ренессансного искусства, знакомится с произведениями античности. В это же время во Флоренции работали Леонардо да Винчи и Микеланджело, создававшие картоны для батальных сцен в Палаццо Веккью.

Рафаэль изучает античное искусство, делает зарисовки с работ Донателло, с композиций Леонардо и Микеланджело. Он много рисует с натуры, изображает модели обнажёнными, добивается правильной передачи строения тела, его движения, пластики. Одновременно изучает законы монументальной композиции.

Стиль живописи Рафаэля меняется: в нём сильнее находит выражение пластика, формы – более обобщёнными, композиции – более простыми и строгими. В этот период его творчества образ мадонны становится главным. На смену хрупким, мечтательным умбрийским мадоннам пришли образы более земных полнокровных, их внутренний мир стал более сложным и богатым эмоционально.

Композиции, изображающие мадонн с младенцами, принесли Рафаэлю известность и популярность: «Мадонна дель Грандука» (1505), «Мадонна Темпи» (1508), «Орлеанская мадонна», «Мадонна Колонна». В каждой картине на этот сюжет художник находит новые нюансы, художественные фантазии делают их абсолютно разными, образы обретают большую свободу и движение. Пейзажи, окружающие богоматерь, – это мир безмятежности и идиллии. Этот период живописца, «художника мадонн» – расцвет его лирического дарования.

Флорентийскй период творчества Рафаэля заканчивается монументальным полотном «Положение во гроб» (1507) и знаменует его переход к монументально-героическому обобщённому стилю.

Осенью 1508 года Рафаэль переезжает в Рим. В ту пору по приглашению папы Юлия II в Рим съезжались лучшие архитекторы, скульпторы, живописцы со всей Италии. Вокруг папского двора собирались учёные – гуманисты. Папы, могущественные духовные и светские владыки коллекционировали произведения искусств, покровительствовали науке и искусствам. В Риме Рафаэль становится великим мастером монументальной живописи.

Папа Юлий II поручил Рафаэлю украсить росписями папские покои в Ватиканском дворце, так называемые станцы (комнаты). Над фресками станц Рафаэль работал девять лет – с 1508 по 1517 год. Фрески Рафаэля стали воплощением гуманистической мечты возрождения о духовном и физическом совершенстве человека, его высоком призвании и его творческих возможностях. Темы фресок, образующих единый цикл – это олицетворение и прославление Истины (Vero), Добра, Блага (Bene), Красоты, Прекрасного (Bello).Вместе с тем это как бы три взаимосвязанные сферы деятельности человека – интеллектуальная, нравственная и эстетическая.

Тема фрески «Диспута» («Диспут») утверждение триумфа высшей истины (истины религиозного откровения), причастия. На противоположной стене – лучшая фреска ватиканских станц, величайшее творение Рафаэля «Афинская школа». «Афинская школа» символизирует рациональные поиски истины философией и наукой. В «Афинской школе» живописец изобразил собрание античных мыслителей и учёных.

Третья фреска Станцы делла Сеньятура «Парнас» – олицетворение идеи Bello – Красоты, Прекрасного. На этой фреске изображён Аполлон в окружении муз, вдохновенно играющий на виоле, ниже изображены знаменитые и безымянные поэты, драматурги, прозаики, в большинстве античные (Гомер, Сафо, Алкей, Вергилий, Данте, Петрарка…). Аллегорическая сцена, находящаяся напротив «Парнаса», прославляет (Bene) Добро, Благо. Эту идею олицетворяют фигуры Мудрости, Меры и Силы, ритмически объединенные фигурками маленьких гениев. Трое из которых символизируют добродетели – Веру, Надежду, Милосердие.

Монументальной живописью Рафаэль занимался до последних лет жизни. Сохранившиеся рисунки Рафаэля ярко раскрывают своеобразие творческого метода художника, подготовку и воплощение главной задачи произведения. Главная цель – это создание композиции целостной и завершённой.

В годы работы в Риме Рафаэль получает много заказов на исполнение портретов. Портреты, созданные им, просты, строги по композиции, в облике человека выделяется главное, самое значительное, неповторимое: «Портрет кардинала», «Портрет писателя Бальдассаре Кастилионе» (друга Рафаэля)…

И в станковой живописи Рафаэля неизменной темой остаётся сюжет с мадонной: «Мадонна Альба» (1509), «Мадонна в кресле» (1514-1515), алтарные картины – «Мадонна ди Фолиньо» (1511-1512), «Св.Цецилия» (1514).

Величайшее творение станковой живописи Рафаэля «Сикстинская мадонна» (1513-1514). Царственно – величавая заступница человеческая нисходит на землю. Мадонна прижимает к себе маленького Христа, но её объятия многозначны: в них и любовь, и расставание – она отдаёт его людям на страдание и муку. Мадонна движется и неподвижна. Она остаётся в своём возвышенном идеальном мире и идёт в мир земной. Мария вечно несёт сына людям – воплощение, символ высшей человечности, красоты и величия жертвенной материнской любви. Рафаэль создал образ богоматери, понятный каждому.

Последние годы жизни Рафаэля были посвящены разным сферам деятельности. В 1514 году он был назначен руководить строительством собора Святого Петра, Осуществлял надзор за ходом всех строительных и ремонтных работ в Ватикане. Создал архитектурные проекты церкви Сант Элиджио дельи Орефичи (1509), палаццо Пандольфини во Флоренции, виллы Мадама.

В 1515-1516 годах вместе со своими учениками создал картоны к коврам, предназначенным для украшения в праздничные дни Сикстинской капеллы.

Последнее произведение – «Преображение» (1518-1520) – исполнено со значительным участием учеников и было завершено ими уже после смерти мастера.

Живопись Рафаэля отражала стиль, эстетику и мировоззрение эпохи, эпохи Высокого Возрождения. Рафаэль был рождён, чтобы выразить идеалы Возрождения, мечту о прекрасном человеке и прекрасном мире.

Рафаэль умер в возрасте 37 лет, 6 апреля 1520 года. Великий художник похоронен со всеми почестями в Пантеоне. Гордостью Италии и всего человечества Рафаэль остался на века.

Текст: kvt787

Домашнее Рафаэлло — Развлекательный сайт Пятигорска

Я сладкоежка!!! Но очень привередливая сладкоежка, я могу к ужину купить все за 5 минут, но по полчаса стоять в магазине у полок со сладостями. Хотя иногда (когда есть время) могу и приготовить. Искала как то что-то новенькое на кулинарных сайтах и на глаза попался простой рецепт моих любимых конфет «Рафаэлло».

Картинка на сайте так и манила)))

Сам процесс работы легкий и потому займет не более 20 мин.
Итак, приступим:

Для приготовления Рафаэлло в домашних условиях нам понадобятся:

Сгущенное молоко (400г) – 1 банка
Высококачественное сливочное масло (обязательно свежее, без посторонних запахов) – 200г
Белая кокосовая стружка – 200г
Ванильная пудра – половина чайн. л.
Миндаль – 40г
Кешью – 40г

Процесс приготовления

Охлажденное и твердое сливочное масло режем на кусочки.

Масло разминаем обычной вилкой до получения мягкой масляной массы.

Выливаем в миску сгущенное молоко комнатной температуры. Я обычно покупаю или Кореновскую или Простоквашино, только в жестяных банках и только по ГОСТУ Взбиваем металлическим венчиком тщательно до полного растворения комочков сливочного масла.

Добавляем ванильную пудру и 150г кокосовой стружки. Самая вкусная и ароматная ванильная пудра марки Волшебное дерево — он самый ароматный,пробовала другой марки не то и запах странный

Осторожно перемешиваем ложкой снизу вверх. В результате должна получиться довольно густая, вязкая и липкая смесь. Миску покрываем пищевой пленкой так, чтобы было абсолютно все закрыто, и помещаем в холодильник на сутки. Если желаете сделать всё побыстрее, то просто поставьте миску с пленкой в морозильную камеру на один час.

Перед тем как формировать шарики Рафаэлло подготовим орешки: миндаль и кешью. Такая начинка придаст блюду божественный аромат и тонкий вкус

В чайную ложку набираем холодную и застывшую конфетную массу и руками аккуратно формируем плотный шарик. Обваливаем обильно в кокосовой стружке.

Затем ножом разрезаем шарик и по центру помещаем внутрь орех, чередуя: в один шарик – миндаль, в другой – кешью и т.д.

После чего каждый шарик обваливаем снова в кокосовой стружке. Подобным образом используем всю приготовленную массу.

Рафаэлло готовы – красивые и эстетичные на вид. А вот в их прекрасном вкусе вы убедитесь сами!

ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!!!!

«Торт «Кокосовая горка – «А-ля Рафаэлло»»

Рецепт «Торт «Кокосовая горка – «А-ля Рафаэлло»»
Орехи чуть-чуть прокалить на сухой сковороде, т.к. чуть обжаренные дают свою насыщенность и вкус.
Я миндаль почти никогда не чищу, мне кажется. что так он ароматнее, да и полезнее в шкурке)))
Прокаленные орехи перемолоть в крошку или более крупно, кому как нравится. Я перемолола в крошку, т.к. моя мама не любит цельные орехи.
Время на выдержку торта нужно обязательно, а вот чтобы сделать его быстро для начала сделать тесто для кокосовых шариков. Пока оно охлаждается сделать крем, а потом, пока остывает крем напечь печенья. Печенье не коржи, остывает моментом, а в процессе выпечки сделать вторую часть крема.

картинка шага Размягченный маргарин растереть с сахаром, затем втереть яйцо.

картинка шага Затем добавить сметану (2 ст.л.), ром и ванилин, перемешать.

картинка шага Затем добавить кокосовую стружку (0,5 стакана, это примерно 70 г), сухари, просеянную муку с разрыхлителем и крахмал, замесить тесто.

картинка шага По консистенции оно мягкое и липкое, слепить практически ничего не возможно, но и не текучее.
Тесто накрыть и убрать в холодильник на 40-50 минут, если есть время, или в морозилку на 15-20 минут.

картинка шага Пока охлаждается тесто на плиту ставим сгущенку и масло, доводим до кипения и постоянно помешивая проварить смесь 5-7 минуток, может чуть меньше, до кремового цвета, чтобы она только начала менять цвет.

Выключить, добавить ванилин, перемешать, остудить.
Для быстроты процесса переложить в другую посудину и поставить в тазик с холодной водой, периодически меняя воду на более холодную и перемешивая массу. Массу остудить до комнатной температуры, ниже не стоит, сгущенка твердеет и потом трудно будет смешивать с остальными ингредиентами.

картинка шага Духовку разогреть до 180 С.
Достать тесто для печенья. Руками сформировать маленькие шарики, диаметром примерно 2 см, выложить на противень и выпекать около 12-15 минут, в зависимости от размеров, до золотистого цвета.
Чем шарики меньше, тем вкуснее получится тортик. Шарики катаются легко, пекутся тоже, только успевай меняй партии ))))))

картинка шага Остужать лучше на решетке или салфетке, перекладывать аккуратно, очень рассыпчатые.
Кокосовое печенье готово. А аромат какой стоит при выпечке, очуметь, кокосовый-кокосовый, я чуть с ума не сошла.

картинка шага Сливочный сыр слегка взбить на малых оборотах миксера.

картинка шага Смешать сыр, сгущенку, сметану и сахарную пудру.
Смешивать вручную, венчиком.
Затем добавить кокосовую стружку и миндаль, перемешать.

картинка шага Сливки для взбивания поставить на 10 минут в морозилку. Затем взбить.
В последнюю очередь подмешать взбитые сливки.

картинка шага На тарелку выложить немного шариков в один слой, намазать на них слой крема.

картинка шага Затем шарик окунать в крем и выкладывать сверху, таким образом выложить все шарики, формируя конус, можно не конус, любую форму, которая вам понравится.

картинка шага Для красоты и полноты вкуса сверху посыпаем кокосовой стружкой и миндалем.
Я еще немного украсила темным шоколадом.
Торт оставить на 1 час при комнатной температуре, затем убрать на ночь в холодильник.

картинка шага Вот и все, незабываемое угощение готово, нарезай да лопай.

Крема довольно много, о чем никсколечки не пожалела, да и печенье немного уменьшилось в объеме, пока остывало))) кто-то съел.

Печенье не размокает, остается сухим и рассыпчатым, в сочетании с кремом это просто сказка.
Если делать просто печенье, то сахару нужно положить побольше либо после выпечки посыпать сахарной пудрой, т.к. делала под торт и сладкий крем то с сахаром пожадничала.
Также такой крем можно использовать на любые бисквитные коржи, будет супер-нежность кокосовая.

ты впервые не знаешь, какое Raffaello на вкус

Ferrero представила новинку: ты впервые не знаешь, какое Raffaello на вкус

Компания Ferrero впервые за 29 лет запустила новый вкус конфет Raffaello. Это первая глобальная продуктовая новинка за всю историю бренда.

Raffaello является брендом №1 на российском рынке в категории конфет в коробках, а его узнаваемость с подсказкой составляет 99%. Более 37 миллионов жителей России когда-либо покупали Raffaello. Чтобы удивить ценителей классического Raffaello, мы решили подарить им совершенно новый, неожиданный вкус.

После долгих поисков нового оригинального сочетания мы нашли идеальное дополнение к классической миндально-кокосовой гамме Raffaello: яркая натуральная малина, которая используется в составе. Новинку Raffaello Малина высоко оценили потребители во время тестирования нового вкуса. Ограниченная серия продукта будет доступна для потребителей в течение короткого периода времени.

Сергей Терехов, директор категории конфет в России и странах СНГ: «Этот запуск совершенно особенный для Raffaello и всех любителей бренда, так как это первый раз, когда бренд выходит за пределы оригинального сочетания миндаля и кокоса, так любимого нашими потребителями. Вкус Raffaello Малина получился интересным и необычным, и мы уверены, что он будет по достоинству оценен».

Конфеты Raffaello Малина производятся на фабрике Ferrero во Владимирской области (Россия) — там же, где создаются и классические конфеты Raffaello. Продукт экспортируется в более чем 15 европейских стран.

Новинка Raffaello Малина удивит своим необычным сочетанием контрастных вкусов даже самых искушенных ценителей.

Анастасия Решетникова, старший бренд-менеджер Raffaello: «Мы уверены, что нашим потребителям очень понравится новый вкус любимых конфет, ведь Raffaello больше всего в мире продается именно в России».

Новинка в продаже с 1 ноября во всех торговых сетях. Запуск поддерживается масштабной рекламной кампанией в различных каналах коммуникаций: на национальном телевидении выходит рекламный ролик, где новый вкус Raffaello Малина сравнивается с таким редким явлением, как солнечное затмение.

 

26.11.2019   •   http://upakovano.ru



Красивые букеты из конфет (62 фото)

1

Конфетный букет на столе


2

Букет в коробке с конфетами


3


4

Конфетный букет Лысьва


5


6

Корзина из конфет Ферреро


7

Розы и сладости


8

Осенние букеты из конфет в пастельных тонах


9

Красивый букет и конфеты


10

Букет с конфетами dove


11

Букет из конфет Тихвин


12

Candy Flowers


13

Вера Папкова Конфетные букеты


14

Красивые букеты из конфет


15

Букет комплимент из конфет


16

Букет из конфет Стрекоза


17

Свит дизайн


18

Букет из конфет желтые розы


19

Букет из конфет


20


21

Букет с конфетами Рафаэлло


22

Цветы и конфеты


23

Сладкие букеты ко Дню матери своими руками


24

Букеты из конфет Рафаэлло и Марсианка


25

Конфеты Император


26

Цветы из конфет одиночные


27

Новогодний букет из мандаринов и конфет Ферреро Роше


28


29


30

Букет из конфет Эль


31

Красивые букеты из конфет (62 фото)


32

Букет из конфет Рафаэлло и Ферреро


33

Валентинки из конфет Ферреро


34


35


36

Цветы и конфеты


37


38

Корзинка цветов


39

Некрасивый букет из конфет


40

Сладкие букеты


41

Купить букет из конфет в Рыбинске


42

Букет из конфет ассорти


43

Букет из конфет и цветов


44

Корзина из карамели


45

Названия букетов из конфет


46


47


48

Торты из конфет


49

Фото букет из конфет корзинка дома на столе настоящий


50

Букеты из конфет и гофрированной бумаги


51

Сладкие букеты


52

Оригинальные букеты из конфет


53

Букеты из гофрированной бумаги


54

Букет из конфет


55

Визитка Конфетные букеты


56

Красивые цветы и конфеты


57

Букет из фруктов и Ферреро Роше


58

Букет из конфет Рафаэлло и Ферреро Роше


59

Букеты съедобные новогодние с Ферреро Роше


60

Ferrero Rocher букет


61

Авторские букеты


62

Цветы и конфеты

Рафаэль — 184 произведения — живопись

Рафаэль, считающийся одним из великих мастеров живописи, был итальянским художником и архитектором в эпоху Высокого Возрождения. Рафаэль, наряду с Микеланджело и Леонардо да Винчи, считаются великой троицей мастеров живописи периода Высокого Возрождения. Он был плодовитым художником, и, несмотря на смерть в молодом возрасте 37 лет, ему предстоит много работы.

Рафаэль родился в семье художников, так как его отец был придворным художником герцога Урбино.После смерти матери в 1491 году и отца в 1494 году одиннадцатилетний Рафаэль, уже проявивший художественный талант, сыграл большую роль в продолжении живописной мастерской своего отца. Впервые он был описан как полностью обученный художник-мастер в 1501 году, примерно в возрасте 19 лет. Даже на этом раннем этапе своей карьеры он пользовался большим спросом и выполнил множество работ по заказу. Рафаэль продолжал рисовать, постоянно путешествуя, живя жизнью полукочевого художника. Он смог объединить влияние флорентийского искусства со своим собственным развивающимся стилем, создав плавную плавную композицию, которая была высоко оценена.

Три великих мастера, Рафаэль, Леонардо да Винчи и Микеланджело, были современниками. Леонардо был на тридцать лет старше Рафаэля, и младший художник включил многие элементы картин да Винчи в свои собственные работы. Микеланджело же был всего на восемь лет старше Рафаэля. Микеланджело уже не любил Леонардо, и еще больше ему не нравилась растущая популярность Рафаэля, затеянная заговорами и распространением слухов о Рафаэле.

В 1508 году Рафаэль переехал в Рим, где прожил до конца своей жизни.Его первой крупной работой в трактире в Риме был заказ на украшение частной библиотеки Папы, Stanza della Segnatura. После того, как он закончил эту комнату, Папа был так доволен его работой, что назначил его в другие комнаты здания, вытеснив других художников, которым было поручено завершить работы.

Более …

Рафаэлло Санцио да Урбино (итальянский: [raffaˈɛllo ˈsantsjo da urˈbiːno]; 28 марта или 6 апреля 1483 г. — 6 апреля 1520 г.), известный как Рафаэль (/ ˈræfeɪəl /, США: / rfiəl, ˌrɑːfaɪˈɛl /), был итальянским художником. и архитектор Высокого Возрождения.Его работы восхищают ясностью формы, легкостью композиции и визуальным воплощением неоплатонического идеала человеческого величия. Вместе с Микеланджело и Леонардо да Винчи он составляет традиционную троицу великих мастеров того периода.

Рафаэль был чрезвычайно продуктивным, управлял необычно большой мастерской и, несмотря на свою смерть в 37 лет, оставил большой объем работы. Многие из его работ находятся во Дворце Ватикана, где расписанные фресками Залы Рафаэля были центральной и самой большой работой его карьеры.Самая известная работа — Афинская школа в Ватикане Stanza della Segnatura. После его ранних лет в Риме большая часть его работ была выполнена его мастерской по его рисункам со значительной потерей качества. Он был чрезвычайно влиятельным при своей жизни, хотя за пределами Рима его работы были в основном известны благодаря его совместной гравюре.

После его смерти влияние его великого соперника Микеланджело было более распространенным до 18-19 веков, когда более безмятежные и гармоничные качества Рафаэля снова стали считаться высшими образцами.Его карьера естественным образом распадается на три фазы и три стиля, впервые описанных Джорджо Вазари: его первые годы в Умбрии, затем период около четырех лет (1504–1508), поглощающий художественные традиции Флоренции, а затем его последние лихорадочные и триумфальные двенадцать. лет в Риме, работая на двух Пап и их ближайших соратников.

Рафаэль родился в маленьком, но художественно значимом центральном итальянском городе Урбино в регионе Марке, где его отец Джованни Санти был придворным художником герцога.Репутацию двора создал Федерико III да Монтефельтро, весьма успешный кондотьер, которого папа назначил герцогом Урбино — Урбино входил в состав Папской области — и который умер за год до рождения Рафаэля. При дворе Федерико акцент был скорее литературным, чем художественным, но Джованни Санти был своего рода поэтом, а также художником, и написал рифмованную хронику жизни Федерико, и оба они писали тексты и создавали декор для маскарада. как придворные развлечения.Его стихотворение Федерико показывает, что он стремится показать осведомленность о самых продвинутых северных итальянских художниках, а также о ранних нидерландских художниках. В очень маленьком дворе Урбино он, вероятно, был более интегрирован в центральный круг правящей семьи, чем большинство придворных художников.

Федерико наследовал его сын Гвидобальдо да Монтефельтро, который женился на Элизабетте Гонзага, дочери правителя Мантуи, самого блестящего из малых итальянских дворов в области музыки и изобразительного искусства.При них двор продолжал оставаться центром литературной культуры. Выросший в кругу этого маленького двора, Рафаэль приобрел прекрасные манеры и социальные навыки, на которые указывал Вазари. Придворная жизнь в Урбино сразу после этого периода должна была стать образцом добродетелей итальянского гуманистического двора благодаря тому, что Бальдассаре Кастильоне описал ее в своем классическом труде «Книга придворного», опубликованном в 1528 году. Кастильоне переехал в Урбино в 1504 году. , когда Рафаэля там больше не было, но его часто навещали, и они стали хорошими друзьями.Он сблизился с другими постоянными посетителями двора: Пьетро Биббиена и Пьетро Бембо, оба более поздние кардиналы, уже становились хорошо известными писателями и будут в Риме во времена Рафаэля. Рафаэль легко смешивался с высшими кругами на протяжении всей своей жизни, что, как правило, создавало обманчивое впечатление легкости его карьеры. Однако он не получил полного гуманистического образования; непонятно, насколько легко он читал латынь.

Это часть статьи в Википедии, используемой в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution-Sharealike 3.0 Непортированная лицензия (CC-BY-SA). Полный текст статьи здесь →


Подробнее …

Художников по направлению: Высокое Возрождение

Художественное движение

Высокое Возрождение, впоследствии придуманное для обозначения художественной вершины Возрождения, относится к тридцатилетнему периоду (ок.1490-1527), примером которых являются революционные культовые произведения искусства, созданные в Италии в период расцвета общества. Обновление классического искусства в сочетании с глубокими исследованиями в области гуманитарных наук побудило художников беспрецедентного мастерства, чьи творения основывались на глубоком знании науки, анатомии и архитектуры и до сих пор остаются одними из самых впечатляющих произведений передового опыта в области искусства. канон исторического искусства.

Только в 1855 году французский историк Жюль Мишле впервые ввел в употребление слово Renaissance для обозначения новаторской живописи, архитектуры и скульптуры в Италии с 1400-1530 годов.Его использование этого термина было основано на упоминании Джорджо Вазари о «возрождении» для описания того же периода в его Жизни самых выдающихся художников, скульпторов и архитекторов (1568).

Об этом термине сообщил археолог 18-го века и историк искусства Иоганн Иоахим Винкельман в своей книге «История древнего искусства в античности » (1764), в которой классическое искусство греков охарактеризовано как «высокий стиль». Новаторская книга Винкельмана положила начало изучению истории искусства и стала основой европейской интеллектуальной жизни, а также достигла широкой аудитории.Он чувствовал, что целью искусства была красота, идеал, достигнутый греками и в году искусство Высокого Возрождения , как он писал, «только итальянцы умели рисовать и изображать красоту».

К началу 1800-х годов термин Hochenrenaissance , немецкий язык для высокого Возрождения, использовался для обозначения периода, который начался примерно со времен Леонардо да Винчи Тайная вечеря (1490-е годы) и закончился разграблением Рима. армией императора Карла V в 1527 году.В последние тридцать лет некоторые современные ученые критиковали этот термин как чрезмерное упрощение.

Высокое Возрождение началось с работ Леонардо да Винчи в виде его картин, Мадонна в скалах (1483-1485) и, в первую очередь, Тайная вечеря (1490-е годы), олицетворяющих психологическую сложность, использование перспективы для драматической фокусировки, символизма и научно точных деталей. Однако обе работы были созданы в Милане, и только в 1500 году, когда Леонардо вернулся во Флоренцию, процветающий центр искусства и культуры, его работы повлияли на город.Его этюд «Богоматерь с младенцем и св. Анной » (ок. 1499–1503) был выставлен в церкви Сантиссими-Аннунциата, куда многие художники ходили изучать его.

Леонардо « Витрувианский человек» (1490) оказал большое влияние на художников своего времени, включая Рафаэля и архитектора Браманте, а также на более поздних художников, таких как Альбрехт Дюрер и Уильям Блейк.

В эпоху Высокого Возрождения доминировало несколько прославленных мастеров, и между ними возникло конкурентное соперничество не только за благородное покровительство, но и за высшее мастерство в своем искусстве.Во Флоренции, в то время как толпа собралась, чтобы посмотреть карикатуру Леонардо для Богородица и Св. Анны , Микеланджело стал восходящей звездой с его созданием Pietà (около 1499). Микеланджело рассматривал скульптуру как выдающееся искусство и даже в живописи вылеплял человеческую форму. С созданием культовой статуи Давида (1501–1504) была установлена ​​его репутация скульптора, чьи работы олицетворяли собой Высокое Возрождение. Давид получил центральное место во Флоренции, поддерживая дух города-государства по защите своих гражданских свобод.

Конкуренция между Микеланджело и Леонардо возникла, начиная с 1504 года с их конкурирующих фресок, заказанных для противоположных стен в Зале пятисот . Как писал о Микеланджело искусствовед Джонатан Джонс: «Он был яростным соперником, и ему нужно было превзойти Леонардо. Это стало соревнованием не в мастерстве, в котором они оба были вне всякого сравнения, а в воображении и оригинальности. Леонардо, старший художник, уже был знаменит. не просто одаренным художником, а поистине оригинальным умом… [Микеланджело] изложил свои претензии к подобному виду личного, уникального видения. «Это личное видение можно увидеть в выборе художником сцены битвы, где напали на обнаженных купальщиц, что позволило создать динамичный и, по сути, скульптурный рисунок. Обработка обнаженного мужчины. Две фрески, Леонардо Битва при Ангиари (1503–1506) и Микеланджело Битва при Кашине (1504–1506), к сожалению, не были завершены, поскольку оба мужчины были привлечены к другим комиссиям. , работы продолжали влиять на других художников, особенно на Рафаэля, который продолжал копировать шедевры в попытках развивать свои собственные художественные практики.

Рим стал художественным центром Высокого Возрождения благодаря покровительству Папы Юлия II, правившего с 1503 по 1513 год. Он был известным коллекционером произведений искусства, владеющим Laocoon (ок. 40 г. до н.э.) и Apollo Belvedere (ок. 120–140), а также другими известными классическими произведениями, которые стали основой художественных музеев Ватикана. Он был грозной личностью, превратившей папство в экономическую и военную силу, господствовавшую на большей части Италии. Его целью было превратить Рим в культурный центр Европы вместо Флоренции.Чтобы добиться этого, он горячо преследовал великих художников того времени, убедив Рафаэля переехать в Рим, чтобы написать фрески в папских покоях Ватикана. После поручения Микеланджело создать папскую гробницу. он уговорил упрямого скульптора расписать потолок Сикстинской капеллы (1508-1512). Стремление Папы восстановить базилику Святого Петра и реконструировать Ватикан побудило его нанять Браманте, Микеланджело и Рафаэля на роли архитекторов его грандиозных планов. После смерти Юлия II папское покровительство искусствам продолжалось при Папе Льве X, сыне Лоренцо Медичи, патриарха правящей (и любящей искусство) семьи Флоренции.

В годы раннего Возрождения широко пропагандировались концепции гуманизма. В то время как искусство предыдущего готического периода подчеркивало идолопоклонство светского и религиозного, художников Флоренции 14-го века больше заботило место человека в мире. Художники Высокого Возрождения развили это исследование, исследуя концепцию универсального человека , другими словами, гениального человека, вдохновленного Богом, который мог преуспеть во всех аспектах искусства и науки. Термин человек эпохи Возрождения до сих пор используется для описания разностороннего и разностороннего человека, который демонстрирует мастерство в широком спектре интеллектуальных и культурных занятий.

Этот идеал, разработанный из книги Леона Баттисты Альберти «Человек может делать все, если он хочет», был проиллюстрирован Леонардо да Винчи, как писал Вазари в своей книге « жизней художников» : «При нормальном ходе событий многие люди и женщины рождаются с замечательными талантами; но иногда, выходя за рамки природы, одинокий человек чудесным образом наделен Небом красотой, грацией и талантом в таком изобилии, что он оставляет других мужчин далеко позади, все его действия кажутся вдохновленными и действительно все, что он делает, явно исходит от Бога, а не от человеческого мастерства.Все признавали, что это верно в отношении Леонардо да Винчи, художника выдающейся физической красоты, который проявлял безграничную грацию во всем, что он делал, и который так блестяще культивировал свой гений, что все задачи, которые он изучал, он решал с легкостью ». Этот стандарт не только преобладал. период, но последующее размышление о художественных способностях, позиционирование художника как божественно вдохновленного гения, а не просто известного мастера.

Идеалы и гуманизм, которые лежали в основе Высокого Возрождения, продолжали вдохновлять мир за пределами Италии, хотя и с заметным стилистическим и художественная вариация.Его влияние достигнет североевропейского Возрождения, примером которого являются Альбрехт Дюрер, Питер Брейгель и другие, а также венецианская школа под руководством Джорджоне и Тициана и архитектора Палладио. Между тем, работы Корреджо quadratura повлияли на художников Карло Чиньяни, Гаурденцио Феррари, Иль Порденоне и оказали заметное влияние на обработки куполов и потолков в стиле барокко и рококо.

Смерть Леонардо в 1519 году, за которой последовала смерть Рафаэля, когда ему было всего 37 лет в следующем году, ознаменовала снижение яркости итальянского Высокого Возрождения.Разграбление Рима армиями императора Священной Римской империи Карла V в 1527 году положило конец эпохе. Это жестокое и ужасающее событие привело к сокращению населения Рима с 55 000 до 10 000 и оставило город в состоянии коллапса и финансового разорения. Идеалы Высокого Возрождения многим уже не казались жизнеспособными. Фреска Микеланджело «Страшный суд» (1536-41) в Сикстинской капелле выразила более мрачный эмоциональный тон следующих десятилетий. В скульптуре он обратился к пьетам и изображениям плененных рабов, таких как его The Atlas Slave (1530-1534).

Более поздние подходы Микеланджело к выражению оказали влияние на маньеристов, включая Якопо Понтормо, Россо Фьорентино, Джорджо Вазари и Франческо Сальвиати. Его образное обращение, особенно с обнаженным мужчиной, оказало влияние на бесчисленное количество художников. Более поздние художники периода барокко, неоклассики и авангардные движения 20-го века также находились под сильным влиянием произведений эпохи Возрождения. Например, Пабло Пикассо опирался на Рафаэля в своем Герника (1937), ссылаясь на Огонь в Борго (1514), который изображал женщину, протягивающую своего ребенка тем, кто внизу, когда она высунулась из горящего здания.

Работы художников итальянского Высокого Возрождения остаются самыми узнаваемыми и популярными произведениями истории искусства. Мона Лиза (около 1519), Тайная вечеря (1490-е), Сотворение Адама (1512) и Сикстинская Мадонна (1513), были воспроизведены на бесчисленных предметах потребления, на которые есть ссылки в популярные песни, телешоу, видеоролики, часто используемые в рекламе.

Кроме того, идеи Высокого Возрождения — художник как гений, фундаментальная природа классического искусства, личность как центр вселенной, ценность науки и исследований, акцент на гуманизме — все это глубоко проинформировало общественность. и культурные ценности мира с тех пор.

См. Также Высокое Возрождение (стиль)

Википедия: https://en.wikipedia.org/wiki/High_Renaissance

Жизнь Рафаэля Санцио,

НАСКОЛЬКО ЩЕЛОГО И ДОБРОГО пространства времени, можно было ясно увидеть в не менее прекрасном, чем милосердный Рафаэлло Санцио да Урбино, который был наделен природой всей той скромностью и добротой, которые временами видны в тех, кто, помимо всех других людей, добавил к своей естественности. Сладость и мягкость — прекрасное украшение вежливости и грации, благодаря которым они всегда оказываются приятными и приятными каждому человеку и во всех своих действиях.Его природа представила миру, когда, побежденная искусством руками Микеланджело Буонарроти, она пожелала быть побежденной в Рафаэлло искусством и характером вместе. И по правде говоря, поскольку большая часть мастеров, живших до того времени, получила от природы определенный элемент дикости и безумия, которые, помимо того, что делали их странными и эксцентричными, вызывали то, что очень часто проявлялось в они скорее смутная тьма порока, чем яркость и великолепие тех добродетелей, которые делают людей бессмертными, у нее была веская причина, чтобы она ярко сияла в Рафаэлло, в отличие от других, все редчайшие качества ума в сочетании с такой грацией, трудолюбием, красотой, скромностью и превосходным характером, которых было бы достаточно, чтобы изгладить любой порок, каким бы ужасным он ни был, и любое пятно, будь оно когда-либо столь велико.Поэтому можно с уверенностью сказать, что обладатели таких редких и многочисленных даров, которые были замечены в Рафаэлло да Урбино, не просто люди, но, если не грех сказать это, смертные боги; и что те, кто своими трудами оставляет почетное имя, записанное в архивах славы в этом нашем земном мире, также могут надеяться получить на Небесах достойную награду за свои труды и заслуги.

Рафаэлло родился в Урбино, очень известном городе в Италии, в три часа ночи в Страстную пятницу 1483 года в семье отца по имени Джованни де Санти, живописца невысокого уровня, но все же человек хорошего ума, способный направить своих детей на тот хороший путь, который ему самому не посчастливилось указать ему в детстве.А поскольку Джованни знал, как важно вырастить младенцев не из молока медсестер, а из молока их собственных матерей, как только родился Рафаэлло, которому он со счастливым предзнаменованием дал это имя при крещении, он настоял на том, чтобы это его единственного ребенка — а потом у него не было больше — должна кормить его собственная мать, и что в юные годы его характер должен формироваться в доме своих родителей, а не учиться менее нежным или даже грубым обычаям и привычки в домах крестьян или простых людей.Когда он подрос, он начал упражняться в живописи, видя, что он очень склонен к такому искусству и обладал очень красивым гением; поэтому прошло не так много лет, прежде чем Рафаэлло, еще мальчик, стал большим подспорьем для Джованни в его творчестве. многие работы, которые он выполнил в штате Урбино. В конце концов, этот добрый и любящий отец, зная, что его сын мало чему у него может научиться, решил поставить его рядом с Пьетро Перуджино, который, как он слышал, в то время занимал первое место среди художников.Поэтому он отправился в Перуджу; но, не найдя там Пьетро, ​​он принялся, чтобы уменьшить раздражение ожидания его, выполнить некоторые работы в Сан-Франческо. Когда Пьетро вернулся из Рима, Джованни, мягкий и воспитанный человек, подружился с ним и, когда, казалось, пришло время, самым ловким способом, который он знал, выразил ему свое желание. И поэтому Пьетро, ​​который был очень вежливым и любителем прекрасного гения, согласился принять Рафаэлло; после чего Джованни, обрадовавшись Урбино, взял мальчика, не без многих слез со стороны его матери, которая очень любила его, и привел его в Перуджу, где Пьетро, ​​увидев метод рисования Рафаэлло, его прекрасные манеры и характер, составил о нем суждение, которое, исходя из результата, оказалось очень верным.

Очень примечательно, что Рафаэлло, изучая манеру Пьетро, ​​подражал ей во всех отношениях так близко, что его копии невозможно было отличить от оригиналов своего мастера, и не было возможности увидеть четкую разницу между его работами. и Пьетро; это до сих пор очевидно из некоторых фигур на панно в Сан-Франческо в Перудже, которое он выполнил маслом для Мадонны Маддалены дельи Одди. Это Мадонна, вознесшаяся на Небеса с Иисусом Христом, венчающим ее, а внизу, вокруг гроба, находятся двенадцать апостолов, созерцающих Целестиальную Славу, а у подножия панели находится пределла, разделенная на три сцены, нарисованная с помощью маленькие фигурки Мадонны, принимающей Благовещение от Ангела, волхвов, поклоняющихся Христу, и Христа на руках Симеона в Храме.Эта работа выполнена с поистине высочайшим усердием; и тот, кто плохо разбирался в этих двух манерах, с уверенностью утверждал бы, что это рука Пьетро, ​​тогда как, без сомнения, рука Рафаэлло.

После этой работы Пьетро вернулся во Флоренцию по своему собственному делу, Рафаэлло уехал из Перуджи и отправился с друзьями в Читта-ди-Кастелло, где он таким же образом написал панно для Сан-Агостино, а также одно Распятия для Сан Доменико, который, если бы его имя не было написано на нем, никто бы не поверил, что это работа Рафаэлло, а скорее Пьетро.Для Сан Франческо, также живущего в том же городе, он нарисовал маленькое панно «Свадьба Богоматери», в котором можно увидеть совершенство Рафаэлло, возрастающее и совершенствующееся и превосходящее манеры Пьетро. В этой работе храм нарисован в перспективе с такой любовью и заботой, что чудесно видеть трудности, которые он всегда искал в этой отрасли своей профессии.

Между тем, когда он приобрел большую известность, следуя манере своего учителя, Папа Пий II дал Пинтуриккьо заказ на роспись библиотеки Дуомо в Сиене; и он, будучи другом Рафаэлло и зная, что он отличный рисовальщик, привез его в Сиену, где Рафаэлло сделал для него некоторые рисунки и карикатуры для этой работы.Причина, по которой он не продолжал это делать, заключалась в том, что некоторые художники в Сиене продолжали с огромной похвалой превозносить созданную Леонардо да Винчи карикатуру на очень красивую группу всадников, которую Леонардо да Винчи сделал в Сала-дель-Папа, которая впоследствии была написана в Зале Королевского дворца. Дворец Синьории, а также некоторые обнаженные тела, выполненные Микеланджело Буонарроти в соревновании с Леонардо, и намного лучше; и Рафаэлло, из-за любви, которую он всегда испытывал к выдающимся деятелям искусства, был охвачен таким желанием увидеть их, что, отложив эту работу и все подумав о своей выгоде и комфорте, он отправился во Флоренцию.

Прибыв туда и довольный городом не меньше, чем теми делами, которые казались ему божественными, он решил поселиться там на некоторое время; и таким образом он подружился с некоторыми молодыми художниками, среди которых были Ридольфо Гирландаджо, Аристотиль да Сан Галло и другие, и был очень почитаем в этом городе, особенно Таддео Таддеи, который, будучи тем, кто всегда любил любого человека, склонного к совершенству , хотел бы, чтобы он когда-либо был в своем доме и за его столом.И Рафаэлло, который был сам по себе кротостью, чтобы не быть побежденным в вежливости, сделал ему две картины, которые склоняются к его первой манере, заимствованной у Пьетро, ​​но также и к другой, гораздо лучшей манере, которую он впоследствии усвоил, изучая, как и будет. связаны; какие фотографии до сих пор находятся в доме наследников упомянутого Таддео.

Рафаэлло также очень крепко подружился с Лоренцо Наси; и для этого Лоренцо, который примерно в то время женился, он написал картину, на которой он изобразил Мадонну, а между ее ног — ее Сына, которому маленький С.Джон, полный радости, предлагает птицу, с большим удовольствием и удовольствием для них обоих. В отношении каждого есть определенная детская простота, которая совершенно прекрасна, к тому же они так хорошо окрашены и выполнены с таким усердием, что кажутся скорее живыми плотями, чем созданными с помощью цвета и рисования; Мадонна также поистине исполнена благодати и божественности; а передний план, пейзажи и, короче, все остальное — самые красивые.Эту картину Лоренцо Наси, пока он жил, очень почитал как в память о Рафаэлло, который был его другом, так и за достоинство и превосходство работы; но впоследствии, 9 августа 1548 года, его постигла злая участь, когда из-за обрушения холма Сан-Джорджио пал дом Лоренцо вместе с богато украшенными и красивыми домами наследников. Марко дель Неро и других соседних жилищ. Тем не менее, части картины, найденные среди обломков руин, сын Лоренцо, Баттиста, который был большим любителем искусства, снова собрал их вместе, насколько это было возможно.

После этих работ Рафаэлло был вынужден покинуть Флоренцию и отправиться в Урбино, где из-за смерти его матери и отца Джованни все его дела были в замешательстве. Поэтому, когда он жил в Урбино, он написал для Гвидобальдо да Монтефельтро, тогдашнего капитана флорентийцев, две картины Богоматери, маленькие, но очень красивые, в его второй манере, которыми сейчас владеют самые прославленные и знаменитые люди. превосходный Гвидобальдо, герцог Урбино. Для того же покровителя он нарисовал маленькую картину Христа, молящегося в саду, с тремя апостолами, спящими на некотором расстоянии от Него.Эта картина настолько закончена, что миниатюра не может быть лучше или иначе; и после того, как он долгое время находился во владении Франческо Марии, герцога Урбино, он был затем подарен самой прославленной синьорой Леонорой, его супругой, венецианцам дону Паоло Джустиниано и дону Пьетро Кирини, отшельникам святого Эрмитажа Камальдоли. , который впоследствии поместил его, как реликвию и очень редкую вещь, и, одним словом, как произведение руки Рафаэлло да Урбино, а также в память этой самой прославленной дамы, в покоях настоятеля этого отшельника, где его почитают с должным почтением.

Выполнив эти работы и уладив свои дела, Рафаэлло вернулся в Перуджу, где написал панно с изображением Богоматери, св. Иоанна Крестителя и св. Николая для часовни Ансидеи в церкви братьев сервитов. . И в часовне Мадонны в Сан-Северо, маленьком монастыре Ордена Камальдоли, в том же городе, он изобразил фреской Христа во Славе и Бога-Отца с ангелами вокруг Него и шестью сидящими святыми, С. Бенедикт, С. Ромуальдо, С. Лоуренс, С.Джером, С. Мауро и С. Плачидо, по трое с каждой стороны; и на этой картине, которая в то время считалась самой красивой для фрески, он написал свое имя большими и очень разборчивыми буквами. В том же городе он был заказан монахинями св. Антония Падуанского написать панно с изображением Богородицы с полностью одетым Иисусом Христом, как это нравилось этим простым и почтенным сестрам, лежащим у нее на коленях и на обеих сторонах. сторона Мадонны С. Петр, С. Пол, С. Сесилия и С. Екатерина; Этим двум святым девам он одарил милейшие и прекраснейшие выражения лиц и самые красивые головные уборы, какие только можно увидеть, что было редкостью в те времена.Над этой панелью, в люнете, он изобразил очень красивого Бога-Отца, а в пределле алтаря — три сцены с маленькими фигурками Христа, молящегося в саду, несущего Крест (в котором некоторые солдаты тащат Его вместе с большинством красивые движения), и лежал мертвым на коленях Его Матери. Эта работа поистине чудесна и благочестива; и эти монахини очень почитают его, и все художники очень превозносят его.

Я не воздержусь от того, чтобы сказать, что после того, как он побывал во Флоренции, было признано, что он настолько изменил и улучшил свою манеру, увидев многие работы рук выдающихся мастеров, что это не имело ничего общего с его более ранний способ; действительно, эти двое могли принадлежать разным мастерам, один из которых был намного превосходнее другого в живописи.

Перед отъездом из Перуджи Мадонна Аталанта Бальони умоляла его дать согласие на роспись панно для ее часовни в церкви Сан Франческо; но поскольку в то время он не мог удовлетворить ее желания, он пообещал ей, что по возвращении из Флоренции, куда он был вынужден отправиться по некоторым делам, он не подведет ее. Итак, приехав во Флоренцию, где он с невероятным трудом посвятил себя изучению своего искусства, он сделал карикатуру для этой часовни, намереваясь отправиться, как он это сделал, как только представится случай, в привести его в исполнение.

В то время как он находился во Флоренции, Аньоло Дони, который очень бережно относился к своим деньгам в других вещах, но готов был потратить их, хотя и с максимально возможной экономией, на произведения живописи и скульптуры, в которых он много обрадовался — заставил его сделать портреты себя и своей жены; и их можно увидеть, написанные в его новой манере, у Джован Баттиста, его сына, в красивом и просторном доме, который тот же Аньоло построил на Корсо де Тинтори, недалеко от Канто дельи Альберти во Флоренции.Для Доменико Каниджани он также написал картину Богоматери, с младенцем Иисусом, приветствующим маленького св. Иоанна, принесенного Ему св. Элизабет, которая, держа его в руках, с самым оживленным выражением взгляда смотрит на св. Иоанна. Иосиф, который стоит, опираясь обеими руками на посох, и склоняет к ней голову, как бы восхваляя величие Бога и удивляясь тому, что она, столь преклонная в годах, родила такого маленького ребенка. И все, кажется, изумляются, видя, с каким чувством и почтением двое кузенов, несмотря на свой нежный возраст, ласкают друг друга; не говоря уже о том, что каждое прикосновение цвета головы, рук и ног кажется живой плотью, а не оттенком, нанесенным мастером этого искусства.Этой самой благородной картиной сейчас владеют наследники упомянутого Доменико Каниджани, которые высоко оценивают ее работу Рафаэлло да Урбино.

Этот величайший из художников изучал во Флоренции старые работы Мазаччо; и то, что он видел в работах Леонардо и Микеланджело, заставило его еще больше уделить внимание своим занятиям, вследствие чего он произвел необычайное улучшение своего искусства и манер. Живя во Флоренции, Рафаэлло, помимо других дружеских отношений, сблизился с фра Бартоломео ди Сан-Марко, был очень доволен его цветом кожи и прилагал немало усилий, чтобы подражать ему; в ответ он научил этого хорошего отца принципам перспектива, на которую до того времени монах не обращал внимания.

Но в самый разгар этого дружеского общения Рафаэлло был отозван в Перуджу, где он начал с того, что закончил работу над вышеупомянутой Мадонной Аталанта Бальони в Сан-Франческо, для которой, как уже упоминалось, он создал карикатуру в Флоренция. На этой божественной картине изображен Мертвый Христос, который несут к Гробу, исполненный с такой свежестью и такой любовной заботой, что глазу кажется, что он был только что нарисован. В сочинении этого произведения Рафаэлло вообразил себе тоску, которую испытывают самые близкие и самые нежные родственники умершего, кладя на покой тело того, кто был их лучшим возлюбленным и на котором, по правде говоря, было счастье, честь и благополучие всей семьи зависели.Богоматерь находится в обмороке; и головы всех фигур очень милостивы в своем плаче, особенно плач святого Иоанна, который, сложив руки, склоняет голову так, что даже самое жестокое сердце вызывает жалость. И, по правде говоря, всякий, кто задумывается об усердии, любви, искусстве и грации, показанных этой картиной, имеет веские основания удивляться, ибо она поражает всех, кто ее видит, видом фигур, красотой драпировок и, короче говоря, высшее совершенство, которое он раскрывает во всех деталях.

Завершив эту работу, он вернулся во Флоренцию, где получил от Деи, жителей этого города, заказ на создание алтарной панели, которая должна была быть установлена ​​в их часовне в Сан-Спирито; и он начал это и довел набросок почти до конца. В то же время он написал картину, которую потом отправили в Сиену, хотя после отъезда Рафаэлло ее оставили Ридольфо Гирландаджо, чтобы он мог закончить кусок голубой драпировки, которого не хватало. Это произошло из-за того, что Браманте да Урбино, находившийся на службе у Юлия II, написал Рафаэлло из-за того, что он был дальним родственником ему, а также его соотечественником, что он так обрушился на Папу, который заставил сдать несколько новых комнат. (в Ватикане), что Рафаэлло получит шанс проявить в них свою ценность.Это предложение понравилось Рафаэлло: поэтому, оставив свои работы во Флоренции и оставив панель для Dei незавершенной, в том состоянии, в котором мессер Бальдассарре да Пеша поместил ее в Пьеве своего родного города после смерти Рафаэлло, он выбрал себя в Рим. Прибыв туда, он обнаружил, что большинство комнат во дворце были расписаны или все еще расписаны рядом мастеров. Если быть точным, он увидел, что есть одна комната, в которой Пьеро делла Франческа закончил сцену; Лука да Кортона почти завершил строительство одной стены; и Дон Пьетро делла Гатта, аббат С.Клементе в Ареццо начал там кое-какие работы. Миланец Брамантино также написал множество фигур, которые в основном были портретами с натуры и считались очень красивыми.

После своего прибытия, поэтому, очень тепло принятый Папой Юлием, Рафаэлло начал в Camera della Segnatura сцену, в которой теологи примиряют философию и астрологию с теологией: в ней представлены портреты всех мудрецов мира, спорящих различными способами. . Особняком стоят некоторые астрологи, которые изобразили различные виды фигур и знаков геомантии и астрологии на маленьких табличках, которые они посылают евангелистам некоторыми очень красивыми ангелами; и эти евангелисты излагают их.Среди них Диоген со своей чашей, лежащий на ступенях и задумчивый, очень хорошо продуманная фигура, которая за свою красоту и характерную небрежность в одежде достойна восхваления. Там также Аристотель и Платон, один с Тимеем в руке, другой с Этикой; а вокруг них, по кругу, находится великая школа философов. Невозможно выразить и красоту тех астрологов и геометрических специалистов, которые рисуют на табличках огромное количество фигур и знаков с помощью циркуля, среди которых в образе молодого человека, стройного и красивого, который разводит руками восхищение и склонение головы — портрет Федериго II, герцога Мантуи, находившегося тогда в Риме.Есть также фигура, которая наклоняется к земле, держа в руке циркуль, с помощью которого она делает круг на табличке: говорят, что это архитектор Браманте, и это не меньше самого человека, чем если бы он был жив, так хорошо он нарисован. Рядом с фигурой, повернутой спиной и держащей в руке земной шар, портрет Зороастра; а рядом с ним — Рафаэлло, мастер этой работы, который сделал свой собственный портрет с помощью зеркала, в юношеской голове с видом величайшей скромности, исполненный приятной и превосходной грации, и в черной шапочке.

Также невозможно описать красоту и доброту, которые можно увидеть в головах и фигурах евангелистов, чьи лица он придавал взгляду внимания и внимательности, очень близким к жизни, и особенно в тех, кто пишет. Так, за спиной св. Матфея, который копирует символы с таблички, на которой находятся фигуры (которую держит перед ним ангел), и записывает их в книгу, он нарисовал старика, который, поместив кусок бумага на коленях, копирует все, что С.Мэтью записывает; и пока он занят своей работой в этом неудобном положении, он, кажется, вертит головой и челюстями в такт движению пера. И в дополнение к деталям представлений, которые достаточно многочисленны, есть композиция всей сцены, которая действительно выстроена с таким упорядочением и пропорциями, что можно сказать, что он дал в ней такое доказательство своего силы, как заставили людей понять, что он был полон решимости безоговорочно владеть верховной властью среди всех, кто имел дело с кистью.

Он также украсил эту работу перспективным видом и множеством фигур, выполненных в такой нежной и деликатной манере, что папа Юлий был побужден таким образом заставить все сцены других мастеров, как старых, так и новых, отображать быть брошенным на землю, чтобы один только Рафаэлло мог получить славу всех трудов, которые были посвящены этим работам до того времени. Работа Джованни Антонио Содома из Верчелли, которая стояла над картиной Рафаэлло, должна была быть снесена по приказу Папы; но Рафаэлло решил использовать его отсеки и гротески.Были также несколько медальонов, четыре, и в каждом из них он сделал фигуру как символ сцен ниже, каждая фигура находилась на той же стороне, что и сцена, которую она изображала. В первой сцене, где он рисовал философию, астрологию, геометрию и поэзию, примиряясь с теологией, изображена женщина, представляющая Знание, которая сидит на троне, поддерживаемом с обеих сторон фигурами богини Кибелы, каждая с много грудей, которые в древности были атрибутом Дианы Полимастес; и ее платье четырехцветное, что символизирует четыре элемента; от головы вниз — цвет огня, ниже пояса — цвет неба, от паха до колен — цвет земли, а остальное, вплоть до ног, — цвет воды.С ней также несколько по-настоящему красивых мальчиков.

В другом медальоне, сбоку от окна, выходящего на Бельведер, изображена фигура Поэзии в форме Полигимнии, увенчанная лавром и держащая старинный музыкальный инструмент в одной руке и книгу в другой, и ее ноги скрещены. С более чем человеческой красотой выражения лица она стоит, устремив взор к небу, в сопровождении двух маленьких мальчиков, подвижных и энергичных, которые составляют группу прекрасного разнообразия как с ней, так и с другими.На этой стороне, над вышеупомянутым окном, Рафаэлло впоследствии нарисовал гору Парнас. В третьем медальоне, который находится над сценой, где Святые врачи посвящают мессу, изображена богословская фигура, не менее красивая, чем другие, с книгами и другими вещами вокруг нее, а также в сопровождении маленьких мальчиков. И в четвертом медальоне, над другим окном, выходящим на двор, он изобразил Справедливость с ее весами и поднятым мечом, и с теми же маленькими мальчиками, что и с другими; Эффект от этого в высшей степени прекрасен, поскольку в сцене на стене внизу он изобразил исполнение Гражданского и Канонического Закона, о чем мы расскажем в надлежащем месте.

Подобным образом, на том же потолке, в углах подвесов, он выполнил четыре сцены, которые он нарисовал и раскрасил с большим усердием, но фигурами небольшого размера. В одном из них, близком к теологии, он нарисовал Грех Адама, поедание яблока, которое он исполнил очень тонко; а во втором, рядом с астрологией, изображена фигура этой науки, устанавливающая неподвижные звезды и планеты на своих местах. В следующем, принадлежащем горе Парнас, находится Марсий, которого Аполлон привязал к дереву и содрал с него кожу; и на стороне сцены, где даны декреталии, есть приговор Соломона, показывающий, что он предлагает разрезать ребенка пополам.Все эти четыре сцены полны экспрессии и чувства, выполнены с превосходным мастерством рисования, с приятной и изящной окраской.

Но теперь, закончив свод, то есть потолок, этой квартиры, нам остается описать то, что он нарисовал под упомянутыми выше вещами, стенка за стеной. На стене, ведущей к Бельведеру, где находятся гора Парнас и источник Геликона, он обвел эту гору лавровым деревом мрачных теней, в зелени которого почти можно увидеть дрожащие листья в нежных зефирах; и в воздухе бесчисленное множество обнаженных Любви, самых прекрасных по внешнему виду и выражению, срывают ветви лавра и плетут вместе с ними гирлянды, которые бросают и разбрасывают по горе.По правде говоря, в целом, кажется, что он дышит духом божественности, настолько прекрасны фигуры и такое благородство картины, что всякий, кто внимательно ее изучает, поражается тому, как человеческий мозг несовершенными средствами простых цветов , и благодаря превосходному рисованию, мог оживить нарисованные предметы. Наиболее реалистичны также и те поэты, которых можно увидеть то тут, то там на горе: некоторые стоят, некоторые сидят, некоторые пишут, а другие рассуждают, а другие, опять же, поют или разговаривают вместе, группами по четыре или шесть человек, в зависимости от того, что ему нравилось раздавать их.Есть портреты с натуры всех самых известных поэтов, древних и современных, а некоторые только умершие или все еще живые в свое время; которые были взяты со статуй или медалей, и многие из старых картин, а некоторые, которые были еще живы, изображены с натуры им самим. И для начала, с одной стороны, есть Овидий, Вергилий, Энний, Тибулл, Катулл, Проперций и Гомер; последний, слепой и воспевающий свои стихи с поднятой головой, имея у ног человека, записывающего их. Затем в группе все девять Муз и Аполлон, обладающие такой красотой в своем аспекте и такой божественностью в фигурах, что они выдыхают дух благодати и жизни.Здесь также есть ученый Сапфо, божественный Данте, милостивый Петрарка и влюбчивый Боккаччо, которые полностью живы с Тибальдео, и бесконечное множество других современников; и эта сцена составлена ​​с большим изяществом и исполнена с усердием.

На другой стене он создал Небеса с Христом, Богородицей, св. Иоанном Крестителем, апостолами, евангелистами и мучениками, восседающими на облаках, с Богом-Отцом, ниспослывающим на них Святого Духа, и особенно по поводу бесконечного числа святых, которые находятся внизу, пишут мессу и ведут диспут о Воинстве, которое находится на алтаре.Среди них четыре Доктора Церкви, вокруг которых находится огромное количество святых, таких как Доминик, Франциск, Фома Аквинский, Буонавентура, Скот и Николай Лирский, с Данте, фра Джироламо Савонарола из Феррары и все Христианские богословы с бесконечным количеством портретов с натуры; и в воздухе четверо маленьких детей, открывающих Евангелия. Ни один художник не смог бы создать ничего более изящного или более совершенного, чем эти фигуры, поскольку эти святые изображены сидящими в воздухе, в круге и так хорошо, что на самом деле, помимо видимости жизни, которую дает им окраска, они в ракурсе и уменьшены таким образом, что они не были бы другими, будь они в облегчении.Более того, их облачения демонстрируют богатое разнообразие, с красивейшими складками драпировок, а выражение голов больше Божественное, чем человеческое; как можно видеть в картине Христа, которая раскрывает все милосердие и набожность, которые Божество может показать смертным людям посредством живописи.

Ибо Рафаэлло получил от природы особый дар делать выражения своей головы очень милыми и милостивыми; этому мы имеем доказательство также в Мадонне, которая, прижав руки к груди, созерцая своего Сына, кажется, неспособна отказаться от какой-либо милости; не говоря уже о том, что он проявил поистине прекрасное чувство пригодности, придавая вид возраста выражениям Святых Патриархов, простоту Апостолов и веру мученикам.Еще больше искусства и гения он проявил в святых христианских врачах, в чертах которых, когда они спорят на протяжении всей сцены группами по шесть, три или двое, можно увидеть своего рода рвение и горе в поисках истины. о том, о чем идет речь, раскрывая это, жестикулируя руками, делая различные движения своими лицами, поворачивая уши, чтобы слушать, нахмурив брови и выражая удивление множеством различных способов, все действительно очень разнообразно и уместно; кроме четырех Учителей Церкви, которые, озаренные Святым Духом, разгадывают и разъясняют посредством Священного Писания все проблемы Евангелий, которые держат те маленькие мальчики, которые держат их в своих руках. как они парят в воздухе.

На другой стене, где находится другое окно, с одной стороны, он написал Юстиниана, дающего Законы врачам на пересмотр; и, прежде всего, умеренность, стойкость и благоразумие. На другой стороне он нарисовал Папу Римского, дающего канонические декреталии; для которого Папа сделал портрет с натуры Папы Юлия, а рядом с ним кардинала Джованни Медичи, ставшего Папой Львом, кардинала Антонио ди Монте и кардинала Алессандро Фарнезе, впоследствии ставшего Папой Павлом III, с другими портретами.

Папа был очень доволен этой работой; и чтобы сделать панели достойными картин, он послал в Монте Оливето ди Кьюзури, место на территории Сиены, для фра Джованни да Верона, великого мастера перспективных видов в мозаике из дерева, который делал там не только обшивка, но и очень красивые двери и сиденья с перспективными видами, которые принесли ему огромную благосклонность, награды и почести от Папы. И несомненно, что в этом ремесле никогда не было человека более способного, чем Джованни, ни в дизайне, ни в мастерстве; доказательство этого до сих пор есть в ризнице св.Мария ин Органо в его родном городе Верона, в хоре Монте Оливето ди Кьюзури и Сан Бенедетто в Сиене, в ризнице Монте Оливето в Неаполе, а также в хоре капеллы Паоло да Толоза в там же, выполненный этим мастером. Поэтому он вполне заслуживал почета и почитания в монастыре своего Ордена, в котором он умер в возрасте шестидесяти восьми лет в 1537 году. сочли правильным упомянуть, полагая, что это произошло из-за его талантов, которые, как будет рассказано в другом месте, привели к тому, что после него другие мастера создали множество прекрасных работ.

Но вернемся к Рафаэлло; его силы выросли настолько, что Папа поручил ему расписать вторую комнату, расположенную рядом с Большим залом. И в это время, когда он приобрел очень громкое имя, он также написал маслом портрет папы Юлия на картине, написанной маслом, настолько правдивой и такой реалистичной, что портрет заставил всех, кто видел его, дрожать, как если бы он был сам живой человек. Эта работа сейчас находится в Санта-Мария-дель-Пополо вместе с очень красивой картиной Богоматери, написанной в то же время тем же мастером и содержащей Рождество Иисуса Христа, на котором Дева возлагает покрывало на своего Сына, чья красота такова, как в воздухе головы, так и во всех членах, что показывает, что Он — истинный Сын Божий.И не менее прекрасна, чем Младенец, Мадонна, в которой, помимо высшей красоты, можно увидеть благочестие и радость. Есть также Иосиф, который, опираясь обеими руками на посох и погруженный в задумчивое созерцание Царя и Царицы Небесной, смотрит с обожанием самого святого старика. Обе эти картины выставляются в дни торжественных праздников.

К этому времени Рафаэлло приобрел большую известность в Риме; но, хотя его манеры были изящными и всеми считались очень красивыми, и несмотря на то, что он видел так много древностей в этом городе и постоянно изучал их, тем не менее он еще не придал своим фигурам такого величия и величия. величие, которое он дал им с того времени.Ибо случилось в те дни, что Микеланджело совершил ужасающий выпад против Папы в часовне, о котором мы будем говорить в его Житии; откуда он был вынужден улететь во Флоренцию. После этого Браманте, имея ключи от часовни, позволил Рафаэлло, который был его другом, увидеть ее, чтобы он мог изучить методы Микеланджело. И вид этого был причиной того, что Рафаэлло сразу же перекрасил, хотя он уже закончил это, пророка Исайю, которого можно увидеть в С.Агостино в Риме, над Санта-Анной Андреа Сансовино; в этой работе, с помощью того, что он видел на картинах Микеланджело, он сделал манеру неизмеримо лучше и грандиознее и придал ей большего величия. Поэтому Микеланджело, увидев впоследствии работы Рафаэлло, подумал, и это было правдой, что Браманте сделал это злодейство намеренно, чтобы принести пользу и известность Рафаэлло.

Вскоре после этого Агостино Киджи, очень богатый купец из Сиены, который был другом всех знатных людей, поручил Рафаэлло расписать часовню; и сделал он это потому, что незадолго до этого Рафаэлло рисовал для него в самой мягкой манере на лоджии его дворца, теперь называемого Киджи, в Трастевере, Галатеи в машине по морю, запряженной двумя дельфинами и окруженной Тритонами и многими морскими богами.Итак, Рафаэлло, нарисовав карикатуру для этой часовни, которая находится у входа в церковь Санта-Мария-делла-Паче, справа при входе в церковь через главную дверь, выполнил ее фреской в ​​своей новой манеры, которые были немало величественнее и великолепнее, чем его прежние манеры. На этой картине Рафаэлло изобразил некоторых пророков и сивиллов до того, как часовня Микеланджело была открыта для обозрения, хотя он сам ее видел; и по правде говоря, это произведение считается лучшим из его произведений и самым прекрасным среди множества прекрасных, потому что в женщинах и детях, которые в нем, можно увидеть удивительную живость и безупречный колорит.И эта работа вызвала к нему большое уважение как при жизни, так и после его смерти, будучи самой редкой и самой превосходной работой, которую Рафаэлло выполнил за всю свою жизнь.

Затем, подстрекаемый мольбами камергера Папы Юлия, он написал панно для главного алтаря Арасели, на котором он создал Мадонну в небе с прекраснейшим пейзажем: Святой Иоанн, Южный. Франциск и св. Иероним, представленные кардиналом; в которой Мадонна может быть замечена смирением и скромностью, поистине достойными Матери Христовой; и помимо прекрасного жеста Младенца, играющего рукой Своей Матери, это раскрывается в С.Иоанн тот покаянный воздух, который обычно дает пост, в то время как его голова демонстрирует искренность души и искреннюю уверенность, присущую тем, кто живет вдали от мира и презирает его, и в своих отношениях с человечеством ведет войну с ложью и говорит правду. . Точно так же преподобный Иероним поднял голову, глядя на Мадонну, в глубоком созерцании; и в них, кажется, предполагаются все знания и знания, которые он показал в своих сочинениях, в то время как обеими руками он представляет Чемберлена, рекомендуя его ей; какой портрет Чемберлена такой же реалистичный, как любой из когда-либо написанных.Не обошлось и без Рафаэлло в образе святого Франциска, который, стоя на коленях на земле, с вытянутой рукой и с поднятой головой, смотрит вверх на Мадонну, сияющую любовью в тон чувствительности. картины, которая, как по чертам, так и по окраске, показывает, как он тает от любви и находит утешение и жизнь от милостивого взгляда на ее красоту, а также на живость и красоту ее Сына. В центре панели, под Мадонной, Рафаэлло изобразил стоящего маленького мальчика, который поднимает к ней голову и держит в руках надпись: чем нельзя было бы нарисовать ничего лучше и изящнее, с красотой его черт и красотой. соразмерная привлекательность его лица.А еще есть пейзаж, необыкновенно красивый в своем абсолютном совершенстве.

После этого, продолжая работу с покоями Дворца, он написал сцену Чуда сакраментального капрала Орвието или Больсены, как бы это ни называлось. В этой сцене можно увидеть на лице священника, читающего мессу, которое пылает румянцем, стыд, который он испытал, увидев, как Хозяин превратился в кровь на капрале из-за его неверия. С ужасом в глазах, онемевший и вне себя в присутствии слушателей он кажется человеком, который не знает, что делать; и в жесте его рук можно почти увидеть страх и дрожь, которые человек почувствовал бы в таком случае.Вокруг него Рафаэлло создал множество фигур, все разные и разные: одни служат мессе, другие стоят на коленях на лестнице; и все, сбитые с толку странностью происшедшего, совершают самые красивые движения и жесты, в то время как у многих, как мужчин, так и женщин, обнаруживается убеждение, что они виноваты. Среди женщин есть одна, которая сидит на земле у подножия сцены, держа на руках ребенка; и она, услышав рассказ о том, что случилось со священником, кажется, рассказывает ей, чудесным образом поворачивается, слушая это, с женской грацией, которая очень естественна и похожа на жизнь.На другой стороне он нарисовал папу Юлия, слушающего эту мессу, чудеснейшую работу, в которой он написал портрет кардинала ди Сан-Джорджо с бесчисленным множеством других; и оконный проем он использовал, сделав лестничный пролет таким образом, что вся картина казалась единым целым: более того, кажется, что если бы этого оконного пространства не было, работа никоим образом не были завершены. Поэтому ему можно по праву приписать то, что в изобретении и сочинении всех видов живописных рассказов никто никогда не был более ловким, ловким и способным, чем Рафаэлло.

Это он также доказал в другой сцене, в том же месте, напротив последней, где св. Петр находится в руках Ирода и охраняется в темнице вооруженными людьми; в котором он показал такое понимание архитектуры и такое рассудительность в зданиях тюрьмы, что на самом деле другие после него, кажется, больше смущены, чем он красив. Ибо он всегда стремился изобразить истории так, как они написаны, и нарисовать в них прекрасные и прекрасные вещи; как это подтверждается в этом ужасе тюрьмы, в которой старик изображен скованным железными цепями между двумя солдатами, глубоким сном стражи и ослепительным великолепием Ангела, который в густой темноте ночи раскрывает своим светом каждую деталь тюрьмы и заставляет руки солдат сиять ослепительно, так что их полированный блеск кажется более живым, чем если бы они были настоящими , хотя они только крашеные.Не меньшее искусство и гениальность проявились в поступке святого Петра, когда, освобожденный от цепей, он выходит из темницы в сопровождении Ангела, и в лице святого видят веру в то, что это, скорее, мечта, чем реальность; так же ужас и тревога проявляются и у некоторых других вооруженных охранников за пределами тюрьмы, которые слышат шум железной двери, в то время как часовой с факелом в руке будит других и, освещая их им, пламя факела отражается во всех их доспехах; и все, чего не достигает его сияние, освещается светом луны.Этой композицией Рафаэлло закрасил окно, где стена самая темная; и поэтому, когда вы смотрите на картину, свет падает вам в лицо, и настоящий свет так хорошо конфликтует с различными огнями ночи на картине, что дым факела, великолепие Ангела и густая тьма ночи кажется вам вполне реальной и естественной, и вы бы никогда не сказали, что это все нарисовано, так ярко он выразил это трудное замысел. На нем видны тени, играющие на доспехах, проецируемые другие тени, отражения и парообразные блики от источников света, все выполнено самым темным оттенком и настолько хорошо, что можно с полным правом сказать, что он был хозяином любого другого мастера; и как эффект ночи из всех, что когда-либо создавала живопись, это самый настоящий и самый божественный, и весь мир считает его самым редким.

Также на одной из целых стен он написал подсвечником Божественное поклонение и Еврейский ковчег; и точно так же Папа Юлий изгоняет Скупость из Храма, сцена столь же прекрасна и превосходна, как описанная выше Ночь. Здесь, в некоторых носильщиках, которые несут в кресле Папу Юлия, очень похожую на жизнь фигуру, изображены портреты людей, живших в то время. И пока люди, в том числе женщины, уступают дорогу Папе, чтобы он мог пройти, можно увидеть разъяренное нападение вооруженного человека верхом на лошади, который в сопровождении двух пеших и позиция величайшей свирепости поражает и оседлает гордого Гелиодора, который пытается по приказу Антиоха отнять у Храма все богатства, хранящиеся для вдов и сирот.Уже можно было видеть, как убирают и уносят богатства и сокровища, когда из-за ужаса странного несчастья Гелиодора, так грубо сбитого и пораженного тремя упомянутыми выше фигурами (хотя это видение, они видел и слышал только он один), вот, все они падают и опрокидываются на землю, те, кто их несли, падают из-за внезапного ужаса и паники, которые охватили всех, кто следовал за Гелиодором. Кроме них, можно увидеть святого Ониаса, Первосвященника, одетого в свои официальные одежды, с поднятыми к небу глазами и руками, и горячо молящегося, охваченного жалостью к бедным невинным, которые таким образом почти теряли свое имущество. и радуясь помощи, которую он чувствует, пришедшей свыше.Кроме того, благодаря прекрасной фантазии Рафаэлло можно увидеть многих, кто забрался на цоколи оснований колонн и, взявшись за валы, стоял и смотрел в самых неудобных позах; с толпой людей, проявляющих свое изумление по-разному и ожидающих результата этого события.

Это произведение настолько грандиозно во всех отношениях, что даже карикатуры пользуются большим почтением; поэтому Мессер Франческо Мазини, джентльмен из Чезены, который без помощи какого-либо мастера, но с самого раннего детства уделял все свое внимание рисованию и живописи, руководствуясь необычайным чутьем природы, рисовал картины, которые были высоко ценимый знатоками искусства — среди его многочисленных рисунков и некоторых древних барельефов из мрамора он обладает некоторыми фрагментами мультфильма, который Рафаэлло сделал для этой истории о Гелиодоре, и он оценивает их так, как они действительно заслуживают.Я также не воздержусь от того, чтобы сказать, что мессер Никколо Мазини, который предоставил мне информацию по этим вопросам, является таким же истинным любителем нашего искусства, как и человеком настоящей культуры во всем остальном.

Но вернемся к Рафаэлло; Затем на потолке над этими произведениями он исполнил четыре сцены: Бог явился Аврааму и обещал ему умножение его семени, Жертву Исаака, Лестницу Иакова и Неопалимую купину Моисея: в которых можно признать не меньшее искусство, изобретение , рисования и изящества, чем в других написанных им произведениях.

Пока счастливый гений этого мастера творил такие чудеса, зависть к удаче оборвала жизнь Юлия II, который воспитывал такие способности и любил все прекрасные работы. После этого во Льве X был избран новый Папа, пожелавший, чтобы начатая работа продолжалась; Таким образом, Рафаэлло со своим гением взлетел в небеса и получил от него бесконечные милости, удачно натолкнувшись на столь великого принца, у которого по наследству крови была сильная склонность к такому искусству.Рафаэлло, таким образом, поощрялся к продолжению работы, изображающей на другой стене пришествие Аттилы в Рим и его встречу у подножия Монте-Марио со Львом III, который прогнал его своим простым благословением. В этой сцене Рафаэлло заставил св. Петра и св. Павла в воздухе с мечами в руках идти защищать Церковь; и хотя история Льва III ничего об этом не говорит, тем не менее именно так он решил изобразить ее, возможно, из фантазии, поскольку часто бывает, что художники, как поэты, отклоняются от своего предмета, чтобы сделать свою работу интересной. более витиевато, хотя их отклонения не таковы, чтобы противоречить их первому намерению.В этих Апостолах можно увидеть тот небесный гнев и пыл, которые Божественная Справедливость часто придает чертам своих служителей, призванных защищать Святейшую Веру; Доказательством этого является Аттила, которого можно увидеть верхом на черном коне с белыми ногами и звездой на лбу, какой бы красивой она ни была, ибо в состоянии крайнего ужаса он вскидывает голову и поворачивается. его тело в полете.

Есть и другие прекраснейшие лошади, особенно пятнистый дженнет, на котором ездит фигура, все тело которой покрыто чешуей, как у рыбы; который скопирован с колонны Траяна, в которой фигуры имеют такие доспехи; Считается, что такие доспехи сделаны из шкур крокодилов.Горящий Монте-Марио показывает, что, когда солдаты уходят, их жилища всегда остаются жертвой для огня. Он также делал портреты с натуры на некоторых сопровождавших Папу булавах, которые удивительно реалистичны, как и лошади, на которых они едут; то же самое верно и для свиты кардиналов, и для некоторых женихов, которые держат палфри, на котором едет Папа в полном римском стиле (портрет Льва X, не менее реалистичный, чем у других), с множеством придворных; все это представляет собой очень приятное зрелище и хорошо сочетается с такой работой, а также очень полезно для нашего искусства, особенно для тех, у кого нет таких объектов в своем распоряжении.

В это же время он написал панно, на котором изображены Богоматерь, св. Иероним в облачении кардинала и ангел Рафаэль, сопровождающий Тобиаса, которое было помещено в св. Доменико в Неаполе, в той часовне, где находится Распятие, обращенное к св. Фома Аквинский. Для синьора Леонелло да Карпи, лорда Мелдолы, который все еще жив, хотя ему больше девяноста лет, он написал картину, которая была самой чудесной по цвету и необычайной красоты, потому что она написана с такой силой, а также с деликатес настолько приятный, что я не думаю, что можно сделать лучше.В лице Мадонны можно увидеть такое божественное видение и такое достоинство в ее отношении, что никто не сможет ее улучшить; и он создал ее, сложив руки, обожая ее Сына, который сидит на ее коленях и ласкает св. Иоанна, маленького мальчика, который поклоняется Ему, вместе с св. Елизаветой и Иосифом. Этой картиной когда-то владел достопочтенный кардинал да Карпи, сын упомянутого синьора Леонелло и большой любитель нашего искусства; и в настоящее время он должен находиться в руках его наследников.

Впоследствии, Лоренцо Пуччи, кардинал Санти Кватро, был создан Большой тюрьмой, Рафаэлло получил от него заказ на роспись панно для Сан Джованни в Монте в Болонье, которое теперь установлено в часовне, где находится Тело блаженной Елены даль ‘Олио: в этой работе видно, сколько изящества в сочетании с искусством можно было достичь тонкими руками Рафаэлло. В нем Святая Цецилия, очарованная хором ангелов наверху, стоит, прислушиваясь к звуку, полностью поглощенная гармонией; и в ее лице видна та отвлеченность, которая есть на лицах тех, кто находится в экстазе.Более того, по земле разбросаны музыкальные инструменты, которые кажутся не нарисованными, а настоящими и настоящими; и такие же вуали, которые она носит, с облачениями, сотканными из шелка и золота, а под ними — чудесная рубаха для волос. А в святом Павле, правая рука которого опирается на обнаженный меч, а голова покоится на руке, виден его глубокий вид знания, выраженный не менее ярко, чем превращение его гордости внешнего вида в достоинство. Он одет в простую красную одежду вместо мантии, под которой находится зеленая туника, по манере апостолов, и его ноги босые.Есть также святая Мария Магдалина, держащая в руках изящнейшую каменную вазу в изумительной грации; повернув голову, она, кажется, полна радости от своего обращения; и действительно, в такой живописи я не думаю, что можно было сделать что-то лучшее. Также очень красивы головы св. Августина и св. Иоанна Богослова. По правде говоря, можно сказать, что другие изображения являются изображениями, но это изображения самой жизни Рафаэлло, поскольку в его изображениях дрожит плоть, можно воспринимать само дыхание, биться пульс, и в них можно увидеть истинное воплощение жизни; из-за чего эта картина дала ему, помимо уже имевшейся известности, еще большее имя.Поэтому в его честь было написано много стихов, как на латыни, так и на вульгарном языке, из которых, чтобы не делать мой рассказ длиннее, чем я намеревался сделать, я процитирую только следующее:

Pingant sola alii referantque coloribus ora;
Caeciliae os Raphael atque animum explicuit.

После этого он также написал небольшую картину с маленькими фигурками, которая также находится в Болонье, в доме графа Винченцио Эрколано, на которой изображен Христос в образе Юпитера на небесах, окруженный четырьмя евангелистами, как их описывает Иезекииль: один в виде человека, другой в виде льва, третий в виде орла и четвертый в виде быка, с небольшим ландшафтом внизу, представляющим землю: работа, в своих небольших размерах, не менее редка и прекрасна, чем его другие в своем величии.

Графам Каноссы в Вероне он послал столь же превосходную большую картину, на которой изображено очень красивое Рождество нашего Господа с восхваляемым рассветом, а также церковь Святой Анны и, действительно, вся работа, которую нельзя больше похвалить, чем сказать, что она сделана рукой Рафаэлло да Урбино. Поэтому эти графы справедливо почитают его и никогда не соглашались продать его кому-либо, несмотря на огромные цены, которые были предложены им многими князьями.

Для Биндо Альтовити он сделал его портрет в молодости, что считается необычным; а также изображение Богородицы, которое он послал во Флоренцию и который сейчас находится во дворце герцога Козимо, в часовне новых апартаментов, которые были построены и расписаны мной, где он служит алтарной частью. На нем изображена очень старая святая Анна, сидящая и протягивающая Богоматери своего Сына, черты лица которой, а также вся Его обнаженная фигура настолько прекрасны, что своей улыбкой Он радуется всякому, кто видит Его. ; Кроме того, Рафаэлло изобразил в изображении Мадонны всю красоту, которую можно придать облику Девы, с дополнением целомудренного смирения в глазах, чести в челе, изящества в носу и добродетели во рту. ; не говоря уже о том, что ее одежда такова, что демонстрирует безграничную простоту и достоинство.И действительно, я не думаю, что есть что-то лучшее, что можно увидеть, чем вся эта работа. Там сидит обнаженный С. Иоанн со святой, которая также очень красива; а в качестве фона — здание, в котором он нарисовал покрытое полотном окно, дающее свет в комнату, в которой находятся фигуры.

В Риме он сделал картину хорошего размера, на которой изобразил Папу Льва, кардинала Джулио Медичи и кардинала де Росси. Фигуры здесь кажутся не нарисованными, а полностью рельефными; там ворс бархата, с сияющим и шуршащим дамасским облачением Папы, мех подкладок мягкий и натуральный, а золото и шелк так подделаны, что кажутся не цветными, а настоящие золото и шелк .Есть иллюминированная книга на пергаменте, которая кажется более реальной, чем реальность; и маленький серебряный колокольчик, который прекраснее, чем можно описать словами. Среди прочего, также есть шар из полированного золота на кресле Папы, в котором отражаются, как в зеркале (такова его яркость), свет из окон, плечи Папы и стены вокруг. комната. И все это делается с таким усердием, что можно без всяких сомнений верить, что ни один господин не может или вряд ли сможет сделать лучше.За эту работу Папа был рад очень щедро наградить его; и картину до сих пор можно увидеть во Флоренции, в гуардаробе герцога. Подобным же образом он написал портреты герцога Лоренцо и герцога Джулиано с совершенной грацией окраски, не достигнутой никем иным, кроме него самого, которыми владеют наследники Оттавиано Медичи во Флоренции.

Вслед за этим к Рафаэлло пришло великое увеличение славы, а также награды; и по этой причине, чтобы оставить какой-нибудь памятник себе, он приказал построить дворец в Борго Нуово в Риме, который Браманте выполнил с помощью отливок.Слава этого благороднейшего мастера благодаря вышеупомянутым и многим другим работам, перешедшим во Францию ​​и Фландрию, Альбрехт Дюрер, самый замечательный немецкий художник и гравер очень красивых медных пластин, воздал должное Рафаэлло. его собственные работы, и прислал ему свой портрет, голову, выполненный им гуашью на тонкой льняной ткани, которая показывала то же самое с обеих сторон, свет был прозрачным и полученным без свинца белого цвета, в то время как единственное заземление и раскраска была сделана акварелью, белый цвет ткани служил основой ярких частей.Эта работа показалась Рафаэлло изумительной, и поэтому он прислал ему множество рисунков, выполненных его собственной рукой, которые были очень радостно приняты Альбрехтом. Эта голова находилась во владении Джулио Романо, наследника Рафаэлло, в Мантуе.

Рафаэлло, увидев таким образом манеру гравюр Альбрехта Дюрера и желая от своего имени показать, что можно сделать с его работой с помощью такого искусства, заставил Марка Антонио Болоньезе очень тщательно изучить этот метод. ; и этот мастер стал настолько превосходным, что Рафаэлло поручил ему сделать гравюры с его первых работ, таких как рисунок Невинных, Тайная вечеря, Нептун и С.Сесилия варится в масле. Позже Марк Антонио сделал для Рафаэлло ряд других гравюр, которые Рафаэлло в конце концов передал Бавиере, своему помощнику, у которого была любовница, которую Рафаэлло любил до дня своей смерти. Он сделал из нее очень красивый портрет, на котором она казалась совершенно живой: и сейчас он находится во Флоренции, во владении самого благородного человека, Маттео Ботти, флорентийского купца и близкого друга каждого способного человека, и особенно художников, который ценит его как реликвию из-за любви, которую он испытывает к искусству, и прежде всего к Рафаэлло.И не меньшее уважение к произведениям нашего искусства и мастерам проявляет его брат Саймон Ботти, который, помимо того, что мы все считаем одним из самых любящих духов, оказывающих благосклонность людям наших профессий, является ценился мной, в частности, как лучший и величайший друг, которого когда-либо любил человек после долгого опыта; не говоря уже о хорошем суждении, которое он имеет и проявляет в вопросах искусства.

Но вернемся к гравюрам; Благосклонность, проявленная Рафаэлло к Бавьере, была причиной того, что впоследствии возник Марко да Равенна и множество других, так что нехватка медных гравюр превратилась в то изобилие, которое мы наблюдаем в наши дни.Вслед за этим Уго да Карпи, обладающий умом, склонным к гениальным и фантастическим вещам и демонстрирующий прекрасное изобретение, открыл метод гравировки на дереве, при котором с помощью трех блоков, дающих средние значения, свет и тени, можно имитировать рисунки светотенью, что, безусловно, было прекрасной и фантастической выдумкой; и отсюда впоследствии появилось множество гравюр, о чем будет рассказано более подробно в «Жизни Марка Антонио Болоньезе».

Затем Рафаэлло написал для Монастыря монахов Монте-Оливето, называемого Санта-Мария-делло-Спасмо, в Палермо панно с изображением Христа, несущего Крест, которое считается изумительным произведением. В этом можно увидеть нечестивых служителей Распятия, ведущих Его в гневе и ярости к Его смерти на горе Голгофе; и Христос, сокрушенный агонией при близком приближении смерти, упал на землю под тяжестью Древа Креста и, омытый потом и кровью, поворачивается к Мариям, которые находятся в шторме плача.Кроме того, среди них есть Вероника, которая протягивает руки и предлагает Ему ткань с выражением нежнейшей любви, не говоря уже о том, что работа полна воинов, как верховых, так и пеших, которые изливаются из ворот Иерусалима со знаменами справедливости в руках, в самых прекрасных позах. Эта панель, когда она была полностью закончена, но еще не была доставлена ​​на место упокоения, была очень близка к злому концу, поскольку история гласит, что после того, как она была помещена на борт корабля, чтобы ее можно было перенести в Палермо, ужасный Буря ударила о скалу, на которой корабль нес его, так что бревна раскололись, и все люди погибли вместе с товарами, за исключением только панели, которая, надежно упакованная в ящик, была вымыта. море на берегу Генуи.Там, когда его выловили и вытащили на сушу, выяснилось, что это божественная вещь, и она была помещена на надежное хранение; поскольку он остался неповрежденным, без каких-либо повреждений или изъянов, поскольку даже ярость ветров и морских волн уважали красоту такой работы. Известие о том, что это было затем распространено за границу, монахи приняли меры, чтобы вернуть его, и как только он был возвращен им милостью Папы, они удовлетворили, причем щедро, тем, кто его спас.После этого его снова погрузили на борт корабля и, наконец, доставили на Сицилию, где они установили его в Палермо; в этом месте он имеет больше славы и репутации, чем сама гора Вулкан.

В то время как Рафаэлло занимался этими работами, которые, будучи занятыми для удовлетворения великих и выдающихся личностей, он не мог отказаться от взятия — не говоря уже о том, что его личные интересы не позволяли ему сказать их «нет», — но при этом он никогда не отказывался от них. перестал вести серию картин, начатую им в папских покоях и залах; при этом он всегда держал людей, которые преследовали работу, исходя из его собственных замыслов, в то время как сам, постоянно наблюдая за всем, помогал столь обширному предприятию всеми силами, на которые он был способен.Поэтому прошло немного времени, прежде чем он распахнул ту комнату в Башне Борджиа, в которой он нарисовал сцену на каждой стене, две над окнами и две другие на целых стенах. В одном из них было сожжение Борго Веккьо в Риме, когда все другие методы не помогли потушить пожар, Святой Лев IV представляет себя на Лоджии своего дворца и полностью тушит его своим благословением. В этой сцене представлены различные опасности. С одной стороны — женщины, которые несут сосуды с водой в руках и на головах, чтобы погасить пламя; и их волосы и драпировки развеваются ужасной яростью бушующего ветра.Другие, кто пытается полить огонь водой, ослеплены дымом и полностью сбиты с толку. С другой стороны, как в рассказе Вергилия об Анхисе, которого нес Эней, показан старый больной человек, одолеваемый своей немощью и пламенем огня; и в фигуре молодого человека видны храбрость и сила, а также огромное усилие во всех его членах под тяжестью старика, беспомощно лежащего на спине молодого человека. За ним следует старуха, босая, в растрепанной одежде, летящая от огня; и перед ними бежит маленький голый мальчик.Точно так же на вершине некоторых руин можно увидеть обнаженную женщину с растрепанными волосами, которая держит своего ребенка на руках и бросает его мужчине из своего дома, который, спасшись от огня, стоит в на улице на цыпочках, с вытянутыми руками, чтобы принять ребенка, закутанного в ленточки; при этом страстное желание женщины спасти своего сына может быть распознано не менее ясно, чем ее мучения в опасности яростного пламени, которое уже облизывает ее. И не меньшее страдание проявляется в том, кто принимает ребенка, как ради него, так и из-за его собственного страха смерти.Невозможно описать и воображение, которое этот самый гениальный и самый чудесный мастер проявил в матери с босыми ногами, с беспорядочной одеждой, распущенным поясом и растрепанными волосами, которая собрала своих детей перед собой и ведет их. он, держа в одной руке часть своей одежды, чтобы они могли спастись от руин и от этой пылающей печи; не говоря уже о том, что есть также женщины, которые, преклонив колени перед Папой, кажется, молятся его Святейшеству, чтобы он прекратил огонь.

Следующая сцена из жизни того же святого Льва IV, в которой Рафаэлло изобразил порт Остию, занятый флотом турок, пришедших взять папу в плен. Можно увидеть, как христиане сражаются против этого флота на море; И уже в гавань прибыло бесконечное количество заключенных, которые выходят из лодки и тянутся за бороду некоторыми солдатами, очень красивыми чертами лица и очень энергичными в своем поведении. Пленных, одетых в пеструю одежду камбузных рабов, ведут к С.Лев, чья фигура представляет собой портрет Папы Льва X. Здесь Рафаэлло написал свое Святейшество в понтификациях между кардиналом Санта-Мария-ин-Портико, которым был Бернардо Дивицио из Биббиены, и кардиналом Джулио де Медичи, который впоследствии стал Папой Климентом. . Невозможно подробно описать прекрасные представления, которые этот самый изобретательный мастер показал в выражениях лиц заключенных, в которых можно без слов распознать их горе и страх смерти.

В первой из двух других сцен Папа Лев X посвящает самого христианского короля Франции Франциска I, читает мессу в своих папских писаниях и благословляет елей для помазания короля, а также королевскую корону.Там, помимо множества кардиналов и епископов в своих одеждах, которые помогают, он изобразил с натуры многих послов и других лиц, а также некоторые фигуры, одетые по французской моде, в соответствии со стилем того времени. В другой сцене он изобразил коронование того же короля, где изображены портреты из жизни Папы и Франциска, один в доспехах, а другой в его папских портретах; кроме того, все кардиналы, епископы, камергеры, эсквайры и женихи сидят в надлежащем порядке на своих местах, как это принято в часовне, все в своих одеждах и изображены с натуры, среди них Джанноццо Пандольфини, Епископ Трои, близкий друг Рафаэлло, и многие другие выдающиеся личности того времени.Рядом с королем стоит на коленях маленький мальчик, держащий королевскую корону — портрет Ипполито Медичи, который впоследствии стал кардиналом и вице-канцлером, человеком с большой репутацией и большим другом не только этого искусства. но из всех остальных, перед благословенной памятью которых я признаю огромный долг, видя, что мои первые шаги, такие как они были, были предприняты под его эгидой.

Невозможно описать каждую деталь в работах этого мастера, где каждая малейшая вещь, хотя и глупая, кажется говорящей: за исключением только оснований, выполненных под этими изображениями, с различными фигурами защитников и благодетелей мира. Церковь и различные конечные фигуры по обе стороны от них, все это сооружение выполнено таким образом, что все раскрывает дух, чувства и мысли, и с такой гармонией и единством окраски, что невозможно представить себе ничего лучшего.И поскольку потолок этой квартиры был расписан Пьетро Перуджино, его хозяин, Рафаэлло не хотел разрушать его, тронутый уважением к своей памяти и любовью, которую он испытывал к человеку, который был источником его звания. в его искусстве.

Величие этого мастера было таким, что он держал дизайнеров по всей Италии, в Поццуоло и даже в Греции; и он всегда искал все хорошее, что могло бы помочь его искусству.

Теперь, продолжая свою работу, он также нарисовал зал, в котором были несколько фигур Апостолов и других святых в кущах, казненных in terretta; и там он приказал сделать Джованни да Удине, его ученик, которому нет равных в рисовании животных, всех животных, которыми владел Папа Лев, таких как хамелеон, циветты, обезьяны, попугаи и т. д. львы, слоны и другие звери еще более странные.И помимо того, что он украсил дворец гротесками и разнообразными тротуарами, он также дал проекты папских лестниц, а также лоджии, начатой ​​архитектором Браманте, но оставшейся незавершенной из-за его смерти, а затем выполненной с новым дизайн и архитектура Рафаэлло, который сделал для этого модель из дерева с лучшими пропорциями и украшениями, чем это было сделано Браманте. Папа, желая продемонстрировать величие и великолепие своих щедрых амбиций, Рафаэлло выполнил лепные украшения для декораций и сцен, которые были там нарисованы, а также для отделений; а что касается лепнины и гротесков, он поставил во главе этой работы Джованни да Удине и фигуры, которые он доверил Джулио Романо, хотя этот мастер работал над ними мало; и он также нанял Джованни Франческо, Иль Болонья, Перино дель Вага, Пеллегрино да Модена, Винченцио да Сан Джиминьяно и Полидоро да Караваджо со многими другими художниками, которые выполнили сцены, фигуры и другие вещи, которые требовались на протяжении всей этой работы, что Рафаэлло был завершен с таким совершенством, что Лука делла Роббиа даже послал во Флоренцию за тротуарами.Следовательно, несомненно, что в отношении картин, лепных украшений, композиции или любого из прекрасных изобретений никто не сможет выполнить или даже вообразить более чудесную работу; и его красота была причиной того, что Рафаэлло получил все работы по живописи и архитектуре, которые велись во дворце.

Говорят, что любезность Рафаэлло была такова, что он уговорил каменщиков уложить своих друзей не строить стены абсолютно твердыми и неразрушенными, а оставить над старыми комнатами внизу различные отверстия. и места для хранения бочек, фляг и дров; эти отверстия и промежутки настолько ослабили нижнюю часть кладки, что впоследствии их пришлось заделать, потому что на всей поверхности начинались трещины.Он поручил Джану Бариле украсить все двери и потолки из дерева большим количеством резных фигурок, которые он выполнил и закончил с прекрасным изяществом.

Он дал архитектурные проекты Вигна Папы и многих домов в Борго; в частности, для дворца мессера Джованни Баттиста dall ’Aquila, который был очень красивым произведением. Он также спроектировал один для епископа Трои, который построил его на Виа ди Сан Галло во Флоренции. Для чернокожих братьев Сан-Систо в Пьяченце он написал картину для их главного алтаря, на которой изображена Мадонна с св.Систо и С. Барбара, поистине редкая и неординарная работа. Он выполнил множество картин для отправки во Францию, в частности, для короля, святого Михаила, сражающегося с дьяволом, что считалось чудом. В этой работе он нарисовал покрытую огнем скалу, чтобы изобразить центр земли, из трещин которого исходило серное пламя; и в Люцифере, чьи опаленные и обожженные конечности окрашены в различные оттенки телесного цвета, можно было увидеть все оттенки гнева, которые его ядовитая и раздутая гордость вызывает против Того, кто властвует над величием того, кто лишен какого-либо царства, где бы он ни находился. может быть мир и вечное наказание.Противоположное может быть замечено в Святом Михаиле, облаченном в броню из железа и золота, который, хотя и изображен небесным воздухом, все же обладает доблестью, силой и ужасом в своем облике, и уже бросил Люцифера вниз и швырнул. его копьем назад. Одним словом, эта работа была такого рода, что он получил за нее, и по праву, самую почетную награду от этого Короля. Он делал портреты Беатриче Феррарской и других женщин, в частности своей любовницы, с бесконечным множеством других.

Рафаэлло был очень влюбчивым человеком, очень любил женщин и всегда был готов им служить; это было причиной того, что в погоне за своими плотскими удовольствиями он обнаружил, что его друзья более снисходительны и снисходительны по отношению к нему, чем это, возможно, было правильным. Поэтому, когда его дорогой друг Агостино Киджи поручил ему нарисовать первую лоджию в своем дворце, Рафаэлло не мог уделять много внимания своей работе из-за любви, которую он испытывал к своей любовнице; после чего Агостино впал в такое отчаяние, что с помощью других, сам по себе и другими способами придумал, что эта леди, хотя и с трудом, должна постоянно жить с Рафаэлло в этой части города. дом, в котором он работал; и таким образом работа была завершена.Для этой работы он сделал все карикатуры, а многие фигуры раскрасил фресками собственноручно. И на потолке он устроил Совет Богов на Небесах, на котором в образах Богов видно множество облачений и очертаний, скопированных с древних и выполненных с очень красивым изяществом и мастерством рисования. Таким же образом он совершил бракосочетание Психеи, в котором служители служат Юпитеру, а Милости рассыпают цветы по столу. В сводах свода он изобразил множество сцен, в одной из которых изображен Меркурий со своей флейтой, который, когда он летит, имеет вид нисходящего с Небес; а в другом Юпитер с видом небесного достоинства целует Ганимеда; а в другом, аналогичным образом, ниже находится Колесница Венеры и Грация с Меркурием, тянущая Психею на Небеса; со многими другими сценами из поэтов в других спандрелах.А в сферических треугольниках свода над арками, между перемычками, много прекраснейших маленьких мальчиков в ракурсе, парящих в воздухе и несущих все орудия богов; Молнии и молнии Юпитера, шлем, меч и щит Марса, молоты Вулкана, дубинка и львиная шкура Геркулеса, кадуцей Меркурия, трубки Пана и сельскохозяйственные грабли Вертумна. Всех сопровождают животные, соответствующие их характеру; и вся работа, как картина, так и стихотворение, поистине прекрасна.Вокруг этих сцен он приказал Джованни да Удине сделать бордюр из всех видов цветов, листвы и фруктов в фестонах, которые настолько красивы, насколько это возможно.

Рафаэлло выполнил проект архитектуры конюшен Киджи и проект часовни вышеупомянутого Агостино в Санта-Мария-дель-Пополо, причем, помимо ее росписи, он позаботился о возведении чудесной гробницы. заставляя скульптора из Флоренции Лоренцетто казнить две фигуры, которые все еще находятся в его доме в Маселло-де-Корби в Риме; но смерть Рафаэлло, а затем смерть Агостино привела к тому, что это произведение было передано Себастьяно Винициано.

Между тем Рафаэлло достиг такого величия, что Лев X приказал приступить к работе в Большом зале на верхнем этаже, где находятся Победы Константина; и с этого он начал. Папе тоже захотелось иметь очень богатые гобелены из золота и шелка; после чего Рафаэлло нарисовал и раскрасил своей рукой точной формы и размера все карикатуры, которые были отправлены во Фландрию для изготовления; и гобелены, когда закончили, были доставлены в Рим.Эта работа была выполнена так чудесно, что она вызывает удивление у тех, кто ее видит, недоумевая, как могло быть возможно плести волосы и бороду с такой детальностью и придавать мягкость плоти с помощью простых нитей; и это поистине скорее чудо, чем произведение человеческого искусства, поскольку на этих гобеленах изображены животные, вода и здания, сделанные таким образом, что кажется, будто они не сотканы, а на самом деле созданы кистью. Работа стоила 70 000 крон, и она до сих пор хранится в Папской капелле.

Для кардинала Колонна он написал на холсте Св. Иоанна, к которому этот кардинал из-за его красоты чрезвычайно любил; но случилось так, что на него напала болезнь, и мессер Якопо да Карпи, врач, который вылечил его, попросил его передать ему это в подарок; и из-за этого желания мессера Якопо, которому он чувствовал себя очень обязанным, он отказался от него. Сейчас он принадлежит Франческо Бенинтенди во Флоренции.

Для Джулио Медичи, кардинала и вице-канцлера, он написал панно с изображением Преображения Христа для отправки во Францию, над которым он неустанно трудился и довел его до высочайшего совершенства собственноручно. .В этой сцене он изобразил Преображенного Христа на горе Фавор, у подножия которой ожидают Его одиннадцать учеников. Здесь можно увидеть одержимого духом молодого человека, которого привели сюда для того, чтобы Христос, спустившись с горы, мог спасти его; какой молодой человек вытягивается в искаженном состоянии, плачет и закатывая глаза, и показывает свои страдания в своей плоти, своих венах и биении своего пульса, все зараженные этим злым духом; и цвет его тела, когда он делает эти жестокие и устрашающие жесты, очень бледный.Эту фигуру поддерживает старик, который, обняв его и воодушевившись, с широко открытыми глазами и сияющим в них светом поднимает брови и морщит лоб, показывая одновременно и силу, и страх. ; Однако, пристально глядя на Апостолов, он, кажется, ободряет себя, доверяя им. Среди многих женщин есть одна, главная фигура в этой панели, которая, преклонив колени перед апостолами и повернувшись к ним, протягивает руки в направлении маньяка и указывает на его страдания; кроме того, Апостолы, некоторые стояли, некоторые сидели, а другие стояли на коленях, показывают, что такое несчастье тронуло их к великому состраданию.И действительно, он создавал на ней фигуры и головы, столь прекрасные в их новизне и разнообразии, не говоря уже об их необычайной красоте, что, по общему мнению всех мастеров, эта работа среди огромного количества нарисованных им работ является самой лучшей. славный, самый прекрасный и самый божественный. Ибо всякий, кто желает знать, как Христос, Преображенный и сделанный Божественным, должен быть представлен в живописи, должен взглянуть на эту работу, в которой Рафаэлло изобразил Его в перспективе над этой горой, в небе необычайной яркости, с Моисеем и Илией, которые освещены светом. ослепительное великолепие, ожило в Его свете.На земле простерлись в удивительной красоты и разнообразии позы Петр, Иаков и Иоанн; у одного голова к земле, а другой, прикрыв глаза руками, защищается от лучей и яркого света великолепия Христа. Он, одетый в белоснежные одежды, с раскинутыми руками и поднятой головой, кажется, раскрывает Божественную сущность и природу всех Трех Лиц, объединенных и сконцентрированных в Себе совершенным искусством Рафаэлло, который, кажется, собрал все свои силы. силы таким образом, чтобы показать высшую силу своего искусства в лице Христа, что, закончив эту последнюю работу, которую он должен был сделать, он больше никогда не касался кисти, будучи настигнутым смертью.

Теперь, описав работы этого превосходнейшего мастера, прежде чем я перейду к другим подробностям его жизни и смерти, я не хочу отказываться от труда сказать что-то для пользы людей нашего искусства о различные манеры Рафаэлло. Затем он, подражая в детстве манере своего учителя Пьетро Перуджино, которую он намного лучше научился рисовать, раскрашивать и изобретать, полагал, что сделал достаточно; но, достигнув более зрелого возраста, он осознал, что все еще слишком далек от истины.Ибо, увидев работы Леонардо да Винчи, которому не было равных в выражениях голов как мужчин, так и женщин, и который превосходил всех других художников в придании изящества и движения своим фигурам, он был поражен и поражен; Одним словом, манеры Леонардо понравились ему больше, чем какие-либо другие из тех, что он когда-либо видел, он принялся изучать ее и, постепенно, хотя и с большим трудом, оставляя манеру Пьетро, ​​он стремился к лучшему. его сила и знания, чтобы подражать Леонардо.Но, несмотря на все его усердие и учебу, в определенных трудностях ему так и не удалось превзойти Леонардо; и хотя многим кажется, что он действительно превосходил его в сладости и в некотором роде естественных способностей, тем не менее он никоим образом не превосходил его в той возвышенной основе концепций и величии искусства, в которых немногие были равными Леонардо. . И все же Рафаэлло подошел к нему очень близко, больше, чем любой другой художник, и прежде всего в изяществе красок. Но вернемся к самому Рафаэлло; со временем он обнаружил, что ему очень мешает и мешает манера, которую он перенял у Пьетро, ​​когда был совсем молод, которую он усвоил с легкостью, поскольку она была чрезмерно точной, сухой и слабой в рисовании.Его неспособность забыть это была причиной того, что ему было очень трудно изучить красоту обнаженного тела и приемы сложных ракурсов из карикатуры, которую Микеланджело Буонарроти сделал для Зала Совета во Флоренции; а другой мог бы упасть духом, полагая, что раньше он зря тратил время, и никогда бы не достиг, каким бы возвышенным ни был его гений, того, чего добился Рафаэлло. Но он, очистившись от манеры Пьетро и полностью освободившись от нее, чтобы изучить манеру Микеланджело, столь полную трудностей во всех аспектах, как бы превратился из мастера снова в ученика. ; и он [Pg 243] заставил себя невероятным обучением, когда уже был мужчиной, сделать за несколько месяцев то, что, возможно, потребовало бы нежного возраста, в котором все вещи лучше всего усваиваются, и в течение многих лет.Ибо по правде говоря, тот, кто не усваивает своевременно правильные принципы и манеру, которой он желает следовать, и не начинает постепенно решать трудности искусства посредством опыта, стремясь понять каждую часть и поставить это на практике вряд ли когда-либо станет совершенным; и даже если он это сделает, это может быть только после более длительного периода времени и гораздо большего труда.

Когда Рафаэлло решил изменить и улучшить свои манеры, он никогда не уделял своего внимания обнаженным телам с тем усердным изучением, которое необходимо, и только извлек их из жизни так, как он видел, как это делал его учитель Пьетро. , передавая им благодать, которую он получил от природы.Затем он посвятил себя изучению обнаженного тела и сравнению мускулов анатомических субъектов и ободранных человеческих тел с таковыми живых, которые, будучи покрыты кожей, не имеют четкого определения, как если бы кожа была удалена; и продолжая наблюдать, каким образом они приобретают мягкость плоти в нужных местах, и как определенные изящные изгибы возникают при изменении точки обзора, а также эффект надувания, опускания или подъема либо конечности, либо целого человека, а также соединение костей, нервов и вен, он стал превосходным во всех аспектах, которые требуются от выдающегося художника.Однако, зная, что в этом отношении он никогда не сможет достичь совершенства Микеланджело, он размышлял, как человек высочайшего суждения, что живопись состоит не только в изображении обнаженной человеческой формы, но имеет более широкое поле; что к совершенным художникам можно причислить тех, кто хорошо и легко выражает исторические изобретения и демонстрирует здравый смысл в своих фантазиях; и что тот, кто в композиции сцен не может сделать их ни перепутанными из-за слишком большого количества деталей, ни бедными из-за слишком малого, но распределенный с красивой изобретательностью и порядком, также может быть назван способным и рассудительным мастером.К этому, как хорошо знал Рафаэлло, можно добавить обогащение этих сцен причудливым разнообразием перспектив, зданий и пейзажей, способ изящно одевать фигуры, заставляя их иногда исчезать в тени, а иногда выходить вперед. свет, придание жизни и красоты головам женщин, детей, юношей и стариков и придание им движения и смелости по необходимости. Он также считал, насколько важны яростный полет лошадей в битвах, свирепость солдат, знание того, как изображать всех видов животных, и, прежде всего, способность придавать портретам такое сходство, что они кажутся живыми, и что известно, кого они представляют; с бесконечным множеством других вещей, таких как украшение драпировок, спортивной одежды, шлемов, доспехов, женских головных уборов, волос, бород, ваз, деревьев, гротов, скал, костров, мутного или безмятежного неба, облаков, дождя, молний, ​​ясных погода, ночь, свет луны, великолепие солнца и бесчисленное множество других вещей, которые в любой момент вызываются требованиями искусства живописи.Размышляя над этими вещами, я говорю, Рафаэлло решил, поскольку он не мог приблизиться к Микеланджело в той области искусства, к которой он приложил руку, стремиться к равному и, возможно, превзойти его в этих других; и поэтому он посвятил себя не подражанию манере этого мастера, а достижению католического превосходства в других областях искусства, которые были описаны. И если бы то же самое сделали многие мастера нашего времени, которые, решив продолжить изучение работ Микеланджело в одиночку, не смогли подражать ему и не смогли достичь его необычайного совершенства, они бы не трудились в полной мере. тщеславны и не приобрели такой жесткой, полной трудностей, лишенной красоты и колорита и бедной изобретательностью, но могли бы, стремясь к католичеству и подражанию в других областях искусства, оказать услугу и себе и миру.

Рафаэлло, таким образом, приняв это решение и признав, что фра Бартоломео ди Сан-Марко обладал хорошими навыками рисования, хорошо обоснованным рисованием и приятной манерой раскрашивания, хотя иногда и для получения более сильного рельефа. он слишком много использовал темные тона, брал у него то, что казалось ему подходящим для его нужд и его фантазии, а именно, средний курс как в рисовании, так и в раскраске; и смешивая с этим методом некоторых других, выбранных из лучших работ других мастеров, из многих манер он создал один, который впоследствии считался его собственным и который был и всегда будет высоко оценен всеми мастерами.Затем это было замечено в совершенстве у Сивиллов и Пророков в работе, которую он выполнил, как было сказано, в Санта-Мария-делла-Паче; в выполнении этой работы ему очень помогло то, что он увидел картины Микеланджело в капелле Папы. И если бы Рафаэлло остался доволен такой же манерой и не стремился придать ей большего величия и разнообразия, чтобы доказать, что он так же хорошо разбирался в обнаженной натуре, как и Микеланджело, он не потерял бы и части доброго имени. что он приобрел; но обнаженные тела, которые он сделал в той квартире Башни Борджиа, где происходит Сожжение Борго, хотя и хороши, но не во всех отношениях превосходны.Точно так же те, которые были нарисованы им на потолке дворца Агостино Киджи в Трастевере, не принесли полного удовлетворения, поскольку им не хватает той грации и сладости, которые были свойственны Рафаэлло; Причиной этого в значительной степени было то обстоятельство, что он раскрасил их другими по своему замыслу. Однако, раскаиваясь в этой ошибке, как человек суждения, он решил впоследствии самостоятельно, без посторонней помощи, исполнить панно с изображением Преображения Христа, которое есть в С.Пьетро а Монторио — это все те качества, которые, как уже было сказано, востребованы и востребованы в хорошей картине. И если бы он не применил в этой работе, как бы по прихоти, дымную черноту печатника, природа которой, как уже неоднократно отмечалось, со временем становится все темнее, в ущерб другим цветам, которыми она смешанная, я считаю, что картина все равно была бы такой же свежей, как и тогда, когда он ее писал; тогда как теперь это кажется скорее массой теней, чем чем-либо еще.

Я счел нужным, почти в конце этой Жизни, произнести эту беседу, чтобы показать, с каким трудом, учением и усердием этот заслуженный мастер всегда стремился к своему искусству; и даже больше для других художников, чтобы они могли научиться избегать тех препятствий, от которых мудрость и гений Рафаэлло смогли избавить его. Я должен также добавить, что каждый человек должен быть удовлетворен и доволен выполнением той работы, к которой он чувствует себя привлеченной естественной склонностью, и не должен стремиться из-за подражания приложить руку к тому, чего природа не сделала. адаптировал его; ибо в противном случае он будет трудиться напрасно и часто к собственному стыду и потерям.Более того, там, где устремления достаточно, ни один человек не должен стремиться к сверхустремлению просто для того, чтобы превзойти тех, кто каким-то великим даром природы или какой-то особой благодатью, дарованной им Богом, творил или творит чудеса в искусстве. ; по той причине, что тот, кто не подходит для какой-либо конкретной работы, никогда не сможет достичь (пусть трудится, как он может) цели, которой с легкостью достиг другой с помощью природы. Среди старых мастеров мы можем видеть пример у Паоло Уччелло, который, борясь с ограничениями своих способностей, чтобы продвинуться вперед, ничего не делал, кроме как отступал.То же самое было сделано в наши дни, не так давно, Якопо да Понтормо, и это было доказано опытом многих других, как мы показали ранее и укажем еще раз. И это, возможно, происходит потому, что Небеса всегда раздают свои милости, чтобы каждый человек мог успокоиться тем, что ему выпадает.

Но теперь, поговорив об этих вопросах искусства, возможно, более подробно, чем было необходимо, давайте вернемся к жизни и смерти Рафаэлло.У него была тесная дружба с кардиналом Бернардо Дивизио из Биббиены, который много лет уговаривал его взять себе жену по своему выбору; и Рафаэлло, не отказываясь прямо подчиняться воле кардинала, все же отложил дело, сказав, что он лучше подождет, пока не пройдет три или четыре года. Этот термин пришел к Рафаэлло, когда он этого не ожидал, и кардинал напомнил ему о его обещании; после чего, видя себя связанным, как вежливый человек, которым он был, он не нарушил своего слова и, таким образом, принял в жены племянницу этого кардинала.И поскольку он всегда был очень недоволен этой путаницей, он продолжал откладывать этот вопрос таким образом, что прошло много месяцев, а брак не состоялся. Но он сделал это не из бесчестных побуждений, поскольку, поскольку он столько лет служил Суду и был кредитором Льва за хорошую сумму, ему намекнули, что, когда зал, в котором он находился, был закончен, Папа предложил вознаградить его за его труды и способности, подарив ему красную шляпу, которую он уже решил раздать приличное количество, и некоторые из них людям менее достойным, чем Рафаэлло.

Между тем, втайне преследуя свои увлечения, Рафаэлло продолжал безмерно развлечься любовными утехами; откуда случилось, что, однажды позволив себе больше, чем обычно, он вернулся в свой дом в сильной лихорадке. Поэтому врачи, полагая, что он перегрелся, и не получив от него признания в том, что он был виноват, неосторожно обескровили его, так что он ослабел и почувствовал, что тонет; поскольку он нуждался скорее в восстановительных средствах.После этого он составил завещание: и сначала, как добрый христианин, он выслал свою любовницу из дома, оставив ей средства на достойную жизнь. Затем он разделил свое имущество между своими учениками, Джулио Романо, которого он всегда очень любил, и флорентийцем Джованни Франческо, названным Иль Фатторе, со священником из Урбино, его родственником, имя которого я не знаю. Затем он приказал использовать часть своего богатства для восстановления одной из древних скинией в Санта-Мария-Ритонда с новой каменной кладкой и для изготовления алтаря с мраморной статуей Богоматери в этой церкви, которую он выбрал в качестве его место упокоения и захоронения после смерти; а все остальное он оставил Джулио и Джованни Франческо, назначив исполнителем своей воли мессера Бальдассара да Пеша, затем Датари папе.В конце концов, он исповедался и раскаялся и закончил свою жизнь в возрасте тридцати семи лет, в тот же день, когда он родился, то есть в Страстную пятницу. И хотя он украсил мир своими талантами, можно полагать, что его душа украшает Небеса своим присутствием.

Когда он лежал мертвым в зале, где он работал, у его головы была помещена картина Преображения, которую он выполнил для кардинала Медичи; и вид этого живого изображения, в отличие от мертвого тела, заставил сердца всех, кто его видел, полон печали.Это произведение в память о гибели Рафаэлло было помещено кардиналом на главный алтарь Сан-Пьетро-а-Монторио; и из-за благородства каждого его действия оно всегда впоследствии было высоко оценено. Его тело было похоронено с почетом, которого заслужил его благородный дух, потому что не было мастера, который не плакал бы от горя и не последовал бы за ним в могилу. Его смерть также стала большим горем для всего Папского двора, во-первых, потому что он при жизни занимал должность Жениха Палаты, а также потому, что он был настолько дорог Папе, что его потеря заставила его горько плакать .

О счастливый и благословенный дух, потому что каждый человек рад говорить о тебе, отмечать твои действия и восхищаться каждым рисунком, который ты оставил нам! Когда этот благородный мастер умер, искусство рисования могло умереть также, поскольку, когда он закрыл глаза, она осталась как бы слепой. И теперь нам, пережившим его, остается подражать хорошему, нет, в высшей степени превосходному методу, завещанному нам им в качестве образца, и, как того требуют его заслуги и наши обязательства, сохранить самые благодарные воспоминания. об этом в наших умах, и чтобы выразить высшую честь его памяти нашими устами.Ибо на самом деле мы получили от него искусство, окраску и изобретение, гармонизированные и доведенные до такой степени совершенства, на которую едва ли можно было надеяться; ни один интеллект не может даже подумать превзойти его. И в дополнение к этой пользе, которую он даровал искусству, как настоящий друг для нее, пока он был жив, он никогда не переставал показывать, как следует обращаться с великими людьми, с людьми среднего положения и с низшими. И действительно, среди его выдающихся даров я вижу один такой ценный, что я, со своей стороны, поражен этим, потому что Небеса дали ему силу производить в нашем искусстве эффект, полностью противоречащий природе нас, художников, который был что наши мастера — я имею в виду не только меньших, но и тех, чье чувство юмора должно было быть великими людьми; и этого юмора искусство создает огромное количество — работая в компании с Рафаэлло, они чувствовали себя естественным образом едиными и в таком согласии, что все злые шутки исчезли при его виде, и каждая мерзкая и низменная мысль выпала из их голов.

Такое единство никогда не было больше, чем его; и это произошло потому, что они были побеждены как его учтивостью, так и его искусством, и даже в большей степени добрым характером его натуры, которая была так полна кротости и так переполнена любящей добротой, что было видно, что сами животные, а не говорить о мужчинах, почитал его. Говорят, что если какой-нибудь художник, который знал его, и даже любой, кто его не знал, попросил его нарисовать какой-нибудь рисунок, который ему нужен, Рафаэлло оставил свою работу, чтобы помочь ему.И он всегда держал на работе огромное количество из них, помогая им и обучая их с такой любовью, которая могла быть заслугой скорее его собственных детей, чем товарищей по ремеслу; по этой причине его никогда не видели идущим ко двору без сопровождения, когда он выходил из дома, примерно пятидесяти художников, все способные и превосходные, которые составили ему компанию, чтобы оказать ему честь. Словом, он жил не как художник, а как князь. А потому, о искусство живописи, ты мог бы тогда поистине считать себя самым благословенным мастером, который своим гением и добродетелями возвысил тебя выше Небес! Ты мог бы назвать себя поистине счастливым, потому что твои ученики, следуя по стопам такого великого человека, увидели, как следует прожить жизнь и насколько важен союз искусства и добродетели, который в браке с Рафаэлло имел силу для убедить величественного Юлия II и великодушного Льва X, возвышенных в ранге и достоинстве, сделать его своим самым близким другом и проявить к нему всю возможную щедрость до такой степени, что благодаря их благосклонности и богатству, которое они даровали ему, он смог оказать огромную честь как себе, так и искусству.Блаженны также могут быть названы все те, кто, занятые в его служении, работали под его началом, поскольку всякий, кто подражал ему, обнаруживал, что он достиг почетного убежища; и таким же образом все, кто подражают его трудам в искусстве, будут почитаемы миром, так же как, уподобляясь ему в честности жизни, они получат награды с Небес.

Рафаэлло получил от Бембо следующую эпитафию:

Д. О. М.
РАФАЭЛЛИ САНКТИО ЖАН. F. УРБИНАТ.
PICTORI EMINENTISS. VETERUMQUE AEMULO,
CUJUS SPIRANTEIS PROPE IMAGINEIS
SI CONTEMPLERE,
NATURAE ATQUE ARTIS FOEDUS
FACILE INSPEXERIS.
JULII II ET LEONIS X PONTT. MAXX.
PICTURAE ET ARCHITECT. OPERIBUS
GLORIAM AUXIT.
[Pg 250] VIXIT AN. XXXVII, ЦЕЛОЕ, ИНТЕГРОС.
QUO DIE NATUS EST, EO ESSE DESIIT,
VIII ID. АПРЕЛЬ. MDXX.

ILLE HIC EST RAPHAEL, TIMUIT QUO SOSPITE VINCI
RERUM MAGNA PARENS, ET MORIENTE MORI.


И граф Бальдассар Кастильоне писал о его смерти следующим образом:

Quod lacerum corpus medica sanaverit arte,
Hyppolitum Stygiis et revocarit aquis,
Ad Stygias ipse est raptus Epidaurius undas;
Sic Precium vitae mors fuit artifici.
Tu quoque dum toto laniatam corpore Romam
Componis miro, Raphael, ingenio,
Atque urbis lacerum ferro, igni, annisque cadaver,
Ad vitam antiquum jam revocasque decus,
Movisti superum invidiam, indignataque mors estre poste
Te dudum extin ,
Et quod longa dies paulatim aboleverat, hoc te
Mortali spreta lege parare iterum.
Sic, miser, heu, prima cadis intercepte juventa,
Deberi et morti nostraque nosque mones.

Женитьба Девы

Картина, датируемая 1504 годом, была перенесена из церкви Сан-Франческо в Читта-ди-Кастелло в Пинакотеку в 1805 году.Рафаэль написал «Свадьбу Богородицы», имея в виду алтарь Перуджино с тем же сюжетом, который хранится в Музее изящных искусств в Кане. Рафаэль черпал в нем вдохновение, используя его композиционную структуру и иконографию, чтобы получить результат невероятного и недостижимого совершенства.

Инфракрасная рефлектография показывает плотный набор линий, сходящихся на двери храма. Эти линии определяют систему перспективы изображения, полностью соблюдая рекомендации, содержащиеся в De prospectiva pingendi (О перспективе живописи) Пьеро делла Франческа.Благодаря этой уловке храм становится визуальным центром композиции. Фигуры расположены полукругом, и их положение уравновешивает выпуклую линию архитектуры, которая была нарисована с такой точностью, что ученые предположили существование деревянной модели.

Все элементы связаны друг с другом математическим соотношением пропорций и размещены в четком логическом иерархическом порядке, в то время как Перуджино только сопоставил элементы композиции в рамках правильной структуры перспективы.Реализация этого целостного организма прекрасно демонстрирует видение Рафаэля. Он задумал красоту как абстрактный порядок геометрического изображения и считал, что художники обязаны «создавать вещи не такими, как их создает природа, а такими, как должна природа».

Вас также могут заинтересовать:

DescriVedendo

Скачать изображение в высоком разрешении ЗАГЛАВИЕ Женитьба Богородицы
АВТОР Рафаэлло Санцио (Рафаэль)
ДАТА 1504
ТИП ОБЪЕКТА И МАТЕРИАЛ Масло на панели
РАЗМЕРЫ см 170 × 118
ИНВЕНТАРЬ 336
НОМЕР XXIV
ФИРМА РАФАЭЛЬ УРБИНАС / MDIIII
Работа на выставке
Поделиться
Работы по теме:
Того же автора В ту же дату / эпоху В той же комнате

самых известных детей-звезд искусства празднуют 500-летие | арт

500 лет, а в душе все еще ребенок.Рафаэлло Санцио Рафаэль, Два херувима (деталь Сикстинской Мадонны), (c.1512-1514), масло на панели. 265 х 196 см. Gemäldegalerie, Германия

Почитание знаменитых херувимов Рафаэля на предстоящей выставке

Слышал о любимой Мадонне, уложенной парой херувимов? Речь идет о Сикстинской Мадонне Рафаэля, которая отмечает свое 500-летие в 2012 году.

На протяжении веков она считалась величайшей Матерью с младенцем величайшим художником Матери с младенцем.Все от Гете до королевы Виктории приветствовали ее. Для немецкого историка искусства XIX века Вильгельма Любке она была «вершиной религиозного искусства».

Примечательно и в высшей степени иронично то, что, хотя на картине все еще есть пара мгновенно узнаваемых фигур, это уже не Мадонна и Младенец Христос. В последнее время пара пухлых херувимов Рафаэля, которые можно найти внизу сцены, причудливо смотрящие вверх, полностью вытеснила их.

Настолько знаменитые ангелы стали сами по себе — украшают все, от коробок шоколада до пакетов с презервативами — и настолько оторваны от своего первоначального контекста, что немногие поклонники сегодня понимают, что они на самом деле всего лишь деталь шедевра Высокого Возрождения.

Сикстинская Мадонна, запрестольный образ которого был заказан Папой Юлием в 1512 году для монастыря Сан-Систо в Пьяченце, изображает очаровательную Мадонну с младенцем, парящую в облаках. По обе стороны от них стоит пара святых, стоящих на коленях — Сикст и Варвара — с двумя херувимами, завершающими сцену внизу, опираясь на балюстраду и глядя на божественные события наверху.

Рафаэлло Санцио Рафаэль, Сикстинская Мадонна (c.1512-1514), масло на панели. 265 х 196 см. Gemäldegalerie, Германия

Легкие мазки, которыми их изобразил Рафаэль, наводят на мысль, что дуэт был добавлен поздно, возможно, даже в качестве запоздалой мысли, чтобы заполнить пространство облаков под ногами Мадонны.Согласно одной апокрифической истории, они были основаны на сыновьях Рафаэля, модели для Марии, которые устали целый день слоняться с мамой, чтобы закончить работу, и очень хотели отправиться домой на ужин.

В 1754 году Сикстинская Мадонна была продана Августу III, курфюрсту Саксонии. С тех пор он почти всегда оставался в Дрездене — за исключением короткого пребывания в Москве — и в настоящее время находится в городской Gemäldegalerie. В 2012 году он будет отмечен собственной выставкой, которая будет проходить с 26 мая по 26 августа.

Возможно, теперь наконец-то будет объяснено скучающее выражение на лицах херувимов.Им не хватает того благоговения, которое присуще алтарю. Особенно от такого мастера сияния и приличия, как Рафаэль. Традиционно ангелы были плаксивыми маленькими вещами (при Распятии) или веселыми малышами (на Рождество), но сикстинская пара кажется своеобразной, граничащей с иконоборческой.

Возможно, именно этим объясняется их долголетие. В этот светский век херувимы, оторванные от своего христианского происхождения, теперь регистрируются так, как не регистрируются Мадонны, Младенцы Христа и откровенно религиозные деятели.В каком-то смысле они стали символами апатии и скуки конца двадцатого века. Задуманные Рафаэлем как высокочеловеческий облик его божественной сцены, приведенной выше, они предлагают нам, вкратце, и стильную облицовку эпохи Возрождения, и совершенно современную чувственность.

Херувимы приобрели совершенно новый набор культурных коннотаций. Связь с амурами классической традиции, как одаренных мальчиков, была достаточно логичной: отсюда их появление на открытках ко Дню святого Валентина и, соответственно, на упаковках презервативов.В 1995 году пара также украсила американские почтовые марки накануне Дня святого Валентина.

В наши дни херувимы украшают магниты на холодильник, меню в ресторанах, сиденья унитазов — почти все, на самом деле. Погруженные в собственные мысли, без заботы о мире, маленькие херувимы с ностальгией возвращают нас к нашей собственной детской невинности: неизменно популярное место назначения.

Как и Мона Лиза, они стали иконами поп-культуры. И так же, как Дюшан добавил усы к Ла Джаконде, так и херувимы теперь обычно появляются — на карточках, футболках и т. Д. — в игриво измененной форме, например, попыхивая марихуаной.Рафаэль, по-видимому, оценил бы непочтительность.

Рафаэлло Санцио, по имени Рафаэль (Урбино 1483-1520 Рим)

В то, что эта замечательная картина является богато задокументированным портретом Рафаэля Лоренцо Медичи, герцога Урбино, очевидно, верили, когда она находилась во владении усердного коллекционера девятнадцатого века лорда Нортвика. И идентификация, и атрибуция изменились к 1862 году, когда сэр Джон Чарльз Робинсон, возможно, самый проницательный знаток итальянской живописи, графики и скульптуры эпохи Возрождения, сформулировал их решительно и точно.Точку зрения Робинсона поддержал не меньший авторитет, чем сэр Чарльз Истлейк, директор Национальной галереи. Тем не менее, отчасти из-за реставраций, которые скрывали состояние картины, авторство Робинсона не было учтено. В 1908 году картина была выставлена ​​как «приписываемая» Рафаэлю, но сэр Клод Филлипс в рецензии предложил атрибуцию Себастьяно дель Пьомбо, с чем позже согласился У.Г. Констебль. Картина впоследствии считалась копией; и только в 1971 году приписывание Рафаэлю было окончательно подтверждено профессором Конрадом Оберхубером в том, что должно оставаться одним из наиболее всеобъемлющих исследований любого портрета эпохи Возрождения.

Немногие картины так тесно связаны с политической жизнью Италии эпохи Возрождения, как картина Рафаэля Лоренцо Медичи . Когда это было заказано в начале 1518 года, Рафаэль был широко признан выдающимся живым художником и играл доминирующую роль в Риме. Натурщик был племянником величайшего покровителя художника, Папы Льва X (1475-1521), урожденного Джованни Медичи, второго сына Лоренцо Великолепного (1449-1492), избранного на папский престол в 1513 году.

Лоренцо II Медичи (1492-1519) был сыном старшего брата Папы, Пьеро II Медичи (1471-1503), от его жены Альфонсины Орсини.После смерти своего отца в 1503 году Лоренцо стал прямым представителем своей семьи, и, естественно, Папа стремился использовать свое влияние для дальнейших династических целей. Непосредственные предшественники Льва X, при наличии возможности, стремились укрепить или укрепить временное положение своих семей, и в этом отношении Лев X находился в необычном положении из-за ранней смерти своего старшего брата и фактически являлся главой общества. семья Медичи, престиж которой, если не богатство, был так великолепно увеличен его отцом.Стремясь к брачному союзу с французской короной, которую папство так долго считало своим самым эффективным союзником против Священной Римской империи и других итальянских держав, Папа в 1515 году обеспечил союз своего младшего брата, Джулиано Медичи, герцога. де Немур (1479-1516), тете короля Франсуа I, Филиберте де Савой (1498-1524), посмертной дочери Филиппа II «без земли», герцога Савойского. Джулиано, которого нарисовали во время женитьбы, умер год спустя без законного родства.Джулиано был наделен правительством Флоренции, тогда еще якобы являвшейся республикой, и Лоренцо должным образом сменил его на посту генерал-капитана Флорентийской республики.

Хотя очевидно рассеянный, Лоренцо был, как и другие члены его семьи, человеком больших амбиций; и если бы он прожил дольше, он мог бы оказаться более чем подходящим приверженцем книги Макиавелли Principe . Он и Папа были недовольны традиционной ролью их семьи в Тоскане. Он принимал активное участие в так называемой войне своего дяди за Урбино, начатой ​​в 1516 году, когда Лев X наделил Лоренцо еще непокоренным герцогством 8 октября, и был тяжело ранен в затылок во время успешной войны. Осада Мондольфо в 1517 году.После смерти герцога де Немур Лоренцо стал единственным мужчиной из старшей линии семьи Медичи, который мог жениться и поддерживать династию; И снова Папа обратился к Франции в поисках подходящей невесты, хотя он, конечно, знал, что, несмотря на богатство Медичи, его племянник не мог рассчитывать на руку дочери Франции, если бы она действительно была доступна. 17 октября 1517 года герцог назначил Джованни Стафилео, епископа Себенико, и флорентийского посла при короле Франческо Веттори своими прокураторами для переговоров о браке (Shearman, 2003, I, p.310), и Томас де Фуа, сеньор де Лескен, прибыл в Рим 28 октября 1517 года в качестве специального посланника Франсуа I, среди прочего, чтобы способствовать французскому браку для Лоренцо. С помощью брачного союза Лев X стремился заручиться поддержкой короля для своих собственных целей в Италии, которые неизбежно были сосредоточены на консолидации интересов Медичи во Флоренции и Тоскане, а также на запланированном крестовом походе против турок, которые при султане Селиме I. очень очевидная угроза средиземноморским державам.

Этот портрет, очевидно, был заказан в связи с обручением Лоренцо с двоюродной сестрой короля Франсуа I Мадлен де ла Тур д’Овернь, дочерью Жана де Бурбона и племянницей Франсуа де Бурбона, родившейся в 1501 году. ни герцог, ни его будущая невеста не встречались, был устроен обмен портретами. Для портрета первого было естественным обратиться к Рафаэлю, который ранее изобразил младшего дядю Лоренцо, герцога де Немур, по случаю его женитьбы.Более того, именно Рафаэль позже в 1518 году должен был создать знаменитый портрет своего старшего дяди, Папы, с внебрачным двоюродным братом последнего, кардиналом Джулиано Медичи (1478-1534), который в 1523 году стал Папой. Климент VII — и доверенное лицо кардинала Луиджи де Росси (Флоренция, Уффици). Более того, как известно из переписки секретаря Лоренцо во Флоренции, Горо Гери, последний 6 ноября 1517 года предложил Рафаэлю или другому художнику взять портрет герцога за предлагаемую монету.Более того, на фреске Клятвы Папы Льва III в Станце дель Инчендио Ватикана сам Рафаэль — а не помощники, ответственные за большую часть фрески — ранее в этом году представил портрет Лоренцо, стоящего по бокам от центральной группы: герцог богато одет, его левая рука подбочена, как на этом портрете, но видна сбоку. Его чванство на фреске, без сомнения, было point de départ для этой картины.

Комиссия явно имела значение для Рафаэля.Он знал, что портрет обручения должен быть отправлен во французский двор, где его неизбежно увидит Франсуа I, чей интерес к произведениям искусства был широко известен и подтвержден, не в последнюю очередь, его гостеприимством к стареющему Леонардо да Винчи. Более того, эта натурщица была важна для Рафаэля по более личным причинам. Герцогство Лоренцо Урбино было захвачено у Франческо Мария делле Ровере, унаследовавшего его от Монтефельтро в 1508 году. Отец художника служил дедушке по материнской линии Франческо Марии, Федерико ди Монтефельтро, а сам Рафаэль работал на дядю свергнутого герцога. Тем не менее, из-за его интересов в Урбино у него были все основания заручиться поддержкой нового герцога, которого по иронии судьбы Монтефельтро приютил в детстве, когда Медичи были изгнаны из Флоренции в 1494 году.По иронии судьбы делле Ровере, отчасти из-за смерти Лоренцо Медичи, вернет Урбино в 1521 году, и лучшее из имущества его семьи в конечном итоге перейдет к Медичи в результате более позднего супружеского союза.

Самая ранняя документальная ссылка на портрет вводит в заблуждение. 22 января 1518 года Бельтрам Костабили написал из Рима Альфонсо д’Эсте, герцогу Феррары, сообщив ему о предполагаемом браке и:

E che ‘l Duca ha mandato il suo retracto per Raphael de Urbino.E scrip [se] se li manda il rectracto de la don [n] a.
(Шеарман, 2003, I, стр. 316)

Автор повторил эту ошибочную информацию в следующем письме герцогу от 27 января ( там же, , стр. 318). На самом деле картина была еще не закончена. Ответный портрет Мадлен, предположительно, один из трех, записанных в инвентаре ее дочери (Langedijk, II, стр. 1215), но теперь утерянный, был отправлен из Амбуаза 29 января или ранее и, похоже, был отправлен из Флоренции 23 февраля. .Герцог был, за исключением короткого визита во Флоренцию 6–12 декабря 1517 года, в Риме в период переговоров о браке, выехав из Рима во Флоренцию 20 января, что устанавливает абсолютный конечный пункт до для заседания. Бальдассаре Турини доложил из Рима Гери во Флоренцию 3 февраля, когда картина была закончена, но ожидала лакировки.

[…] Dite alla Ex.a del Duca che ‘l suo rittrato è finito, ma che non se li può mandare per insino che non è invernic [i] ato, il che non si può fare stando questi tempi
tristi come stanno; perchè Raphaello dice che ha bisogno d’un dì che sia sole per poterlo asciugare bene, e poi subito se li manderà.Dite a S. Ex.a che gliè molto bello e che io credo gliisfarà assai, e diteli che io sono stato hoggi a parlare a Michelino per havere quei suoi lavori che me haveva
promesso che per tutto hoggi sarebbon finiti, e li ho trovati che ce n’è anchora per insino a sabbato. […]
( op. Cit. , pp. 319-20).

Это письмо, очевидно, перекрещивалось с письмом Турини из Гери, написанным от имени герцога:

El ritracto mio che fa Raphaello da Urbino e le selected che fa Michelino: quando saranno Expedite le manderete come Adate.

Чувствуется желание Лоренцо поспешить. Письмо Турини, очевидно, прибыло 5-го числа, когда Гери снова написал от имени своего хозяина:

Circa el ritracto: intendo quanto dice, che è finito et è bello, che molto mi piace; quando sarà tempo mandarlo, lo
mandarete. […] (, цит. По , стр. 321).

Наконец, 10 февраля Турини смог сообщить Гери, что картина была «finito del tutto» и была отправлена ​​в Лион следующим курьером. Еще одно письмо от 12 февраля устанавливает, что Лев X и кардинал Джулиано Медичи видели картину и были ей довольны: она должна была быть отправлена ​​13-го числа, очевидно, через Флоренцию, поскольку Гери сообщил Турини, что он видел это 14 или 15 февраля.

Таким образом, портрет предшествовал герцогу Франции. Он отправился из Флоренции 22 марта и прибыл в Париж 15 апреля. Подарки на сумму 300 000 дукатов были доставлены в Париж на 36 лошадях. Среди них были две основные картины, предназначенные для Франсуа I, над которыми Рафаэль работал, по-видимому, совместно для Льва X и герцога, и которые были отправлены из Рима 2 июня: Святое Семейство Франсуа I и Святой Михаил , оба сейчас в Лувре. Как Shearman ( op.соч. , стр. 328) предполагает, что «жест опускания цветов» на Младенца в первом случае, по-видимому, относится к рождению дофина 25 февраля в Амбуазе. И именно в этом большом замке 2 мая состоялась свадьба Лоренцо Медичи и Мадлен де ла Тур д’Овернь.

Свадебная пара оставалась в Амбуазе до 26 июня, когда герцог был проинформирован о том, что Святое Семейство и Святой Михаил следовали по маршруту в Лион: они были наконец представлены Франсуа I в Нанте, очевидно в июле.Тем временем герцог и герцогиня Урбино приближались к Флоренции и 27 августа достигли Кафаджоло. Проведя неделю на семейной вилле в Поджио-а-Кайано, они въехали в город 7 сентября. Их въезд в город был отмечен банкетом, на который из Рима был отправлен недавно завершенный портрет Папы и двух кардиналов Рафаэля, чтобы подчеркнуть его участие в брачном союзе (см. G. Pieraccini, Le Stirpe de ‘Medici di Caffaggiolo , Флоренция, 1924, I, стр.261-82; and Shearman, 2003, I, p. 364 сл.).

Брак, заключенный в таком стиле, должен был быть недолгим. Менее чем через год герцогиня умерла, вскоре после рождения их единственного ребенка, Екатерины Медичи. Через несколько дней, 29 апреля 1519 года, Лоренцо последовал за ней, умер от «расстройства, которое, как говорят, было следствием его распутных любовных увлечений во время его визита во Францию» (W. Roscoe, The Life and Pontificate of Leo the Tenth , 3 ed., London, 1827, III, p. 387): он уже был болен 26 января (Shearman, 2003, I, p.452). В результате было ясно, что основная линия семьи Медичи будет погашена после смерти Папы. Чувство династической утраты у Льва X было острым, и не случайно в 1519 году он приказал Микеланджело спроектировать Новую ризницу церкви Сан-Лоренцо во Флоренции как мавзолей для семьи. Работа продолжалась до смерти Папы в 1521 году и была возобновлена ​​после избрания кардинала Джулиано Папой Климентом VII в 1523 году. Он был ответственен за решение построить настенные памятники своему родственнику, герцогу де Немур и Лоренцо Медичи, Микеланджело. скульптуры, для которых были выполнены с перерывами между 1524 и 1534 годами.Два изображения, известные как Capitani , поскольку и дядя, и племянник показаны в классическом платье, а не в современном костюме, не предназначались строго как портреты. Действительно, тот факт, что стандартные изображения обоих были выполнены Рафаэлем, заставил бы его бывшего соперника отказаться от таких моделей. Скульптуры — идеальные образы князей, «сангвиника» Джулиано и «меланхолика» Лоренцо. Таким образом, гробницы должны были сыграть свою роль в распространении образа Медичи.К тому времени, когда они были завершены, семья вернулась во Флоренцию. Так как незаконнорожденный сын Лоренцо, Алессандро (1510-1537), в 1532 году был провозглашен герцогом Флоренции, так как он получил наследство своей семьи не Франции, а императору Карлу V, на чьей дочери он женился. Но в 1533 году его законная сестра Екатерина Медичи вышла замуж за сына Франсуа I, короля Франции Генриха II, тем самым заключив династический союз, к которому стремились ее двоюродный дедушка, папа Лев X, и отец.

Ни один рисунок, связанный с картиной, не сохранился, и тот факт, что художник должен был работать со значительной скоростью, означает, что процесс дизайна должен был быть быстрым. Инфракрасные фотографии показали, что Рафаэль внес множество изменений: таким образом, рукав, как первоначально предполагалось, удлинился примерно на два дюйма в области манжеты, а складки над ладонью также были значительно изменены.

Необходимость быстро создать картину, возможно, подтолкнула к решению выбрать тонкий льняной холст, а не панно, как это было обычно с художником.Рафаэль выполнил и другие портреты — в частности, кардинала Биббиены (Флоренция, Палаццо Питти), Андреа Навазеро с Агостино Баццано (Рим, Галерея Дориа Памфили) и Бальдассаре Кастильоне (Париж, Лувр), а также Сикстинскую Мадонну (Дрезден). , Gemäldegalerie) — на холсте, и очевидно, что картину на такой подставке можно было бы легче и безопаснее транспортировать. Но в этой связи следует отметить, что картины, написанные для представления Франсуа I в 1518 году, были на панно.О том, что портрет герцога был на холсте, говорится в описи Медичи от 1 июля 1560 года: Робинсон и Оберхубер признали это ключевым доказательством подлинности этой картины, все ранние известные копии которой находятся на панели.

В 1971 году Оберхубер заметил, что существуют «разногласия относительно степени присутствия школы в исполнении этой картины, что, возможно, оправдано тем хорошо известным фактом, что большинство поздних картин Рафаэля созданы с помощью его учеников. ‘.В случае с этим портретом важность Лоренцо для Рафаэля и тот факт, что он постоянно и исключительно упоминается в письмах, имеет большое значение: поскольку это не относится к Иоанне Арагонской (Париж, Лувр), также 1518 года, участие в которой задокументировано, а исполнение, очевидно, принадлежит Джулио Романо. Оберхубер заметил на этом портрете, что «золотой корсаж и клубнично-красные рукава с золотыми шевронами, нарисованными гораздо большим количеством импасто, очень хорошо сохранились».Он также отмечает:
отрывка величайшей красоты, особенно в изображении кусочков меха, украшающего рукава, в богатстве жидкой и свободно струящейся краски, которая придает жизнь и форму шелку этих рукавов, и в великолепии и самой тонкой дифференциация качеств поверхности и освещения в золоте лифа. Возможно, самый свободный и свободный рисунок можно найти в юбке с ее насыщенным серебристо-серым и золотым оттенком и в узле синего пояса, на котором держится меч.Цвета сильные, но так тонко различны и настроены, что создают гармоничное единство, а белые, богатство различных красных и яркость различных золотых оттенков сочетаются с мягким зеленым фоном, который снова приглушается коричневыми тенями. Именно благодаря этим теням, игре света и тени на поверхности все усиливается жизнью и движением, и именно это усиливает пространственное воздействие большого изгиба плеч и левой руки, когда мех исчезает в тень.
Обращаясь к обработке плоти Оберхубер комментирует:
[…] прекрасная левая щека, нос и рот, а также левый глаз и рука демонстрируют тонкость и тонкость краски и тот свет, «исходящий от внутри »этого Робинсона так хорошо подмечено, что он типичен для всех подлинных произведений Рафаэля.

Оберхубер справедливо замечает, что портрет — «произведение придворного образа». Он отмечает, что картина похожа на картину Джоанны Арагонской — также написанную для презентации Франсуа I — и портрет Альфонсо д’Эсте, герцога Феррары, на портрет Тициана, чьи ссылки агента на Лоренцо Медичи уже были Был процитирован — ранний итальянский пример типа княжеского портрета в три четверти длины, который впервые был разработан во Франции.

Были сделаны многочисленные копии портрета: наиболее полное описание принадлежит Лангедейку ( op. Cit. , pp. 1189-91, nos 75, 7, a-q). Копия Аристотеля ди Сангалло записана Вазари ( op. Cit. ), а другая, предположительно такого же типа, была выполнена Алессандро Аллори в 1580 году. Одна из лавки Кристофоро дель Альтиссимо находится в Уффици, нет. . 2510. Копии без указания атрибуции находятся в Художественной галерее Уолтерса, Балтимор, нет. 1108, и Музей Фабра, Монпелье, №F37, а еще один, возможно, был в коллекции Генри Дётча, проданной на Christie’s 24 [= 2-й день] июня 1895 года, лот 165. Сокращение было выгравировано Франческо Аллегрини. Другие предполагаемые копии отражаются в ранних инвентаризациях.

Качества портрета Рафаэля герцога Урбинского были признаны с характерной остротой в отчете Дж. К. Робинсона за 1862 год, напечатанном здесь в качестве приложения I. Но только в 1971 году профессор Оберхубер в важной статье в журнале The Burlington Magazine окончательно восстановил положение картины в произведении Рафаэля .Смелость дизайна и незабываемое великолепие обработки костюма художником делают портрет одним из самых убедительных из всех живописных подобий Высокого Возрождения.

Учебные материалы итальянского Возрождения — Национальная художественная галерея

Мадонны Рафаэля: полные благодати

Влияние Перуджино

Рафаэль
Маленькая Мадонна Каупер , ок. 1505
Масло на панели, 59.5 x 44 см (23 7/16 x 17 5/16 дюйма)
Национальная художественная галерея, Вашингтон, округ Колумбия, коллекция Уайденера
Изображение любезно предоставлено Попечительским советом, Национальная художественная галерея

Перуджино
Мадонна с младенцем , ок. 1500
Масло, панель, 70,2 x 50 см (27 5/8 x 19 11/16 дюйма)
Национальная художественная галерея, Вашингтон, округ Колумбия, Коллекция Сэмюэля Х. Кресса
Изображение любезно предоставлено Попечительским советом Национальной галереи Арт.

Рафаэля Маленькая каупер Мадонна отражает стиль и настроение магазинов Перуджино . Но сравните эти две Мадонны. В то время как Девы разделяют изящную скромность и задумчивые выражения лиц, эти две картины различаются по композиции. Фигуры Рафаэля связаны взаимосвязанными жестами и объединены общим взглядом на видение будущего ребенка. Напротив, повторное использование Перуджино складских фигур из репертуара мастерских иногда приводило к получению не связанных между собой цифр или жестов, которые не объяснялись рассказываемой историей. Был ли здесь ребенок должен что-то держать, как, возможно, он держал на другой картине? В отличие от матери и ребенка Рафаэля, которые составляют единое целое, Перуджино, кажется, существуют в разных мирах.

После учебы с отцом в Урбино и работы в оживленном магазине по адресу Perugino Рафаэль переехал во Флоренцию. Известно, что за несколько лет пребывания там, между 1504 и 1508 годами, он написал по крайней мере семнадцать небольших религиозных панно с изображением Богородицы с младенцем. Он, вероятно, сделал больше всего для активного рынка, но похоже, что Рафаэль имел больше, чем коммерческий интерес к изображению. Он подарил три — один на свадьбу — друзьям. (Картины Богородицы с Младенцем были популярными свадебными подарками.) Еще он делал рисунки матери и ребенка, которые никогда не переводил красками; вместо этого они кажутся личными исследованиями. За всю короткую карьеру Рафаэля сохранилось около тридцати четырех картин Богородицы с младенцем. Мастерство художника развивалось, когда он впитывал уроки не только своих первых учителей, но и Леонардо и Микеланджело, а также древнее искусство, которое он видел в Риме. Изящество картин Мадонны Рафаэля — их идеализированная красота и нежное чувство — гармонировало с их тонко сконструированным смыслом.

Мадонна с розами

Рафаэль
Мадонна гвоздик (La Madonna dei Garofani) , c. 1506–7
Масло, панель, 22,9 x 27,4 см (9 x 10 13/16 дюйма)
Национальная галерея, Лондон
© Национальная галерея, Лондон / Art Resource, NY

На этой крошечной панели (размером всего 9 дюймов в диаметре) изображены Дева с младенцем в спальне — занавеска кровати появляется позади нее. По всей вероятности, хозяйка, возможно, сидящая в своей спальне, держала бы панель в руке, когда она созерцала ее и совершала свои молитвы.Эти две фигуры связывают цветы, которые они передают между собой — розовые, которые, поскольку они были символами брака, указывают на Деву не только как на мать, но и как на невесту Христа.

С началом шестнадцатого века популярность представленных здесь картин «Богородица с младенцем» пошла на убыль. Они больше не доминируют в запасах; появились новые религиозные темы. В то время как старые формулы продолжали привлекать покровителей и художников, для многих, особенно таких, как Рафаэль, которые двигались в утонченных гуманистических кругах, традиционное благочестие и обычные образы, служившие ему, стали менее удовлетворять лично, интеллектуально и эмоционально.Источник авторитета в религиозном искусстве — то, что делало изображение внушающим трепет — уходило от изображаемого предмета и преданности ему зрителя. Вместо этого была придана новая ценность изобретению и таланту художника, особенно его (редко ее) способности вызывать и разъяснять религиозные (или любые другие) чувства. Для некоторых посетителей важнее всего была просто эстетика. В 1524 году Федерико Гонзага попросил Бальдассаре Кастильоне приобрести работу Себастьяно дель Пьомбо, бывшего помощника Рафаэля.Тема была несущественной, «если речь идет не о святых, а о чем-то прекрасном и красивом, на которое можно смотреть». 21

Мадонна Никколини-Каупер

Рафаэль
Мадонна Никколини-Каупер , 1508
Масло на панели, 80,7 x 57,5 ​​см (31 3/4 x 22 5/8 дюйма)
Национальная галерея искусств, Вашингтон, округ Колумбия, Коллекция Эндрю Меллона
Изображение предоставлено Попечительским советом Национальной художественной галереи

Это может быть последняя работа Рафаэля, написанная во Флоренции перед отъездом в Рим.Возможно, на первый взгляд она кажется близкой к Мадонне Перуджино, но более сложна даже, чем собственная Маленькая Мадонна Каупера Рафаэля, сделанная всего несколько лет назад. Здесь ребенок дергает мать за лиф, желая кормить грудью. (Подпись Рафаэля видна в золотой вышивке на ее декольте.) Эти две фигуры тесно связаны физически и психологически через свои позы и интимные действия. Их большие тела почти заполняют кадр, концентрируя на себе внимание зрителя.Хотя они изображены в нежном, материнском моменте, их размер придает монументальность и серьезность. Несмотря на игривость, младенец производит впечатление. Также обратите внимание на смягчение палитры Рафаэля до более приглушенных тонов.

Мадонна Альба

Рафаэль
Мадонна Альба , ок. 1510
Масло на панели, перенесенной на холст, диаметр 94,5 см (37 3/16 дюйма)
Национальная художественная галерея, Вашингтон, округ Колумбия, Коллекция Эндрю У. Меллона
Изображение любезно предоставлено Советом попечителей, Национальная художественная галерея

Круглый формат, названный тондо , был популярен во Флоренции, особенно для изображений Богородицы с Младенцем, однако эта картина, созданная Рафаэлем в Риме, имеет большее величие — большую серьезность — чем его интимные флорентийские мадонны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.